Бесплатный гектар: Что не довершили Столыпин и Брежнев, доделает Галушка?

Дальневосточники пока неохотно подают заявки на получение земли
03.08.2016       /       14:29
Новости населенных пунктов
809
Министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка заявил, что региональные власти препятствуют выделению гражданам России бесплатных гектаров. Полпред президента в ДФО Юрий Трутнев, в свою очередь, пообещал строго наказывать чиновников, которые необоснованно отказывают людям в получении земли.

«Дальневосточное агентство по развитию человеческого капитала» сообщило, что на 1 августа выделено 64 участка, подано 2300 заявок.

Александр Галушка в ходе встречи с экспертами Высшей школы экономики заявил, что закон о «дальневосточном гектаре» вскрыл целый ряд проблем. «Конечно, видна неэффективность местных органов власти, их незаинтересованность предоставлять гражданам России землю, вводя по надуманным основаниям те или иные ограничения, чтобы этого не делать», — сказал Галушка.

Министру непонятно, почему от граждан «скрывают» землю, которая свободна, пустует и не осваивается столетиями. «Это что за такая позиция? Она явно негосударственная», — отметил министр.

В свою очередь, вице-премьер Трутнев пообещал строго наказывать чиновников, которые необоснованно отказывают россиянам в выделении дальневосточной земли.

Впрочем, полпред сам же отметил, что внимательно изучив все случаи отказа, сделал вывод, что они связаны не с нежеланием или волокитой региональных властей, а «с предоставлением заявок, не соответствующих действующему законодательству».

Реклама бесплатных дальневосточных гектаров в последний год не раздается разве что из утюгов и холодильников. Ей пестрят все релизы региональных правительств, сайты муниципалитетов, федеральные и региональные телеэфиры. О заманчивом гектаре пишут все, без исключения, СМИ. Но вместо обещанных министром Галушкой 30 миллионов приехавших на бесплатные земли россиян, интересуются гектаром пока 2300 жителей региона.

«За туманом и за запахом тайги»

Дальний Восток старались заселять и развивать всегда — и царская Россия, и СССР, и нынешняя власть. Получалось по-разному.

Царский реформатор Столыпин наделял крестьян дальневосточной землей. Но этот пример вряд ли можно брать за пример для подражания в современной России. В Российской Империи подавляющее большинство жителей — более 70% — были крестьянами. За землей, да еще и бесплатной, они готовы были ехать за тридевять земель. К тому же, земли давали много, а расходы по переезду и обустройству государство брало на себя.

У Столыпина получилось если не все, то многое. За какое-то десятилетие удалось серьезно улучшить и дальневосточную демографию, и дальневосточную экономику. Более 100 лет назад в дальневосточные регионы переселились свыше 3 миллионов крестьян.

Но Столыпину и не снился успех, которого сумели добиться советские руководители. Дальний Восток страны из аграрного стал индустриальным. Были построены заводы, фабрики, порты, проложены железные дороги. На Дальний Восток не просто ехали — он стал престижнейшим местом распределения выпускников столичных вузов. На побережье Татарского пролива в Хабаровском крае, в Приморье, на Сахалин и Камчатку ехали выпускники мореходных училищ, институтов инженеров водного транспорта из Ленинграда, Одессы, Москвы, Киева и других крупных городов. Помимо прочего, это были еще и завидные женихи с высокими заработками и обеспеченным будущим. На Дальнем Востоке формировалась, без преувеличения, интеллектуальная элита. Здесь создавали семьи и оставались, как думали, навсегда. Мощные морские пароходства, судоремзаводы, один из крупнейших в мире рыбопромысловый флот. Рыбак, после всего одной Охотоморской экспедиции, длившейся от 6 до 8 месяцев, мог купить автомобиль «Волга».

За совсем уж длинным рублем ехали на золотые прииски Магадана, Чукотки, нефтяные и газовые месторождения, в таежные леспромхозы. Отработав лет 5, человек мог построить кооперативную квартиру на Западе и уехать. Отпускали вполне спокойно — на его место всегда находились желающие. Расположенный в глухой тайге поселок золотодобытчиков Кенада был закрытым, со строгим пропускным режимом. Пропуска туда вымаливали — выпрашивали модницы всеми правдами и неправдами: снабжение в таежных магазинах было лучше, чем в Москве.

В лучшие годы на Дальнем Востоке проживало свыше 10 миллионов человек. Даже в 1991 году, когда население ДВ впервые перестало расти, и начался спад, здесь было зарегистрировано более 8 миллионов жителей.

Для советского Дальнего Востока было совершенно нормальным делом, отработав до пенсии, уехать в теплые края. Северные пенсионные надбавки, заработанные тяжелым трудом в суровых климатических условиях, государство, как сейчас, у уезжающих пенсионеров не отбирало. А освободившиеся рабочие места тут же занимала молодежь. Строилось жилье — много.

«И зачем мне этот гектар?»

Оставим пока жителей западных регионов России, до них очередь на раздачу дальневосточных гектаров еще не дошла. При этом дальневосточники не слишком стремятся получить бесплатную землю в родных краях. Почему?

«А зачем? Зачем мне этот гектар? У меня три дачи. Одну, с домом, светом, водой я купила за 200 тысяч рублей. Два соседних участка, тоже с электроснабжением и «водой рядом» вообще, можно сказать, даром — один за 20 тысяч, второй за 5. Выращиваю рассаду, зелень, огурцы на продажу. Подумываю приобрести промышленную теплицу, чтобы выращивать зелень зимой. Зачем мне гектар далеко от поселка, без коммуникаций, если возле Ванино полно брошенных дач и дачных участков. А это — рядом с жильем, пешком за 20 минут можно дойти. Озеро рядом. Добротные дачи, с хорошими кирпичными домами, со всеми удобствами, сегодня продают по 500−700 тысяч рублей. Многие молодые семьи покупают их под постоянное жилье — сейчас ведь прописка на дачах. А гектар в тайге… Да у нас медведи даже на дачи иногда заходят. А уж в тайге они и вовсе как дома — зачем мне там гектар?», — поделилась жительница Ванино Анастасия Колобова.

А вот развивающие таежный туризм немногочисленные местные предприниматели, к гектару относятся вполне нормально. Например, в таежном поселке Тумнин давно создан и действует уникальный курорт «Горячий ключ». Отличные корпуса, современный бассейн, целебные радоновые ванны. Комплекс создан местным предпринимателем, ранее занимавшимся бизнесом в сфере лесозаготовок и лесопереработки. Рядом — роскошные корпуса, построенные ОАО РЖД — в них поправляют здоровье железнодорожники, да и все желающие. Но создать такой курорт — это не просто большие, это очень большие деньги.

Благодаря курорту в поселке Тумнин есть работа. Есть своя пекарня и пасека, а местные жители делают на продажу пихтовое масло. Есть даже новенькая, с иголочки, школа, построенная в рамках федеральной и краевой целевых программ. Но даже в таком поселке новая школа не заполнена и наполовину — молодежь уезжает. Детей нет.

В соседнем, Советско-Гаванском районе есть несколько таежных баз. Их владельцы говорят, что подумывают о том, чтобы взять бесплатную землю и расширить бизнес. Но, во-первых, это опять же — большие деньги. Во-вторых — не в деньгах даже дело. Для того, чтобы возить туристов по таежным маршрутам, нужно самому быть таежником — охотником, рыбаком, знающим тайгу как свои пять пальцев. Это — колоссальная ответственность и огромный опыт. Таких людей не много — на все огромное побережье, общей площадью с пару европейских государств, не более десяти человек.

Недоумение у дальневосточников вызывает и тот факт, что по тайге, еще с советских времен, разбросано бесчисленное количество опустевших поселков. На одной из своих пресс-конференций президент России Владимир Путин прямо сказал: «Людей из таких поселков необходимо переселять, они там дичают».

В федеральной целевой программе «Жилище» поселкам, разбросанным по тайге вдоль БАМа, отведено особое, приоритетное место. На их переселение в более развитые и комфортные населенные пункты предусмотрены солидные бюджетные деньги. У людей вызывает недоумение тот факт, что государство, получается, «одной рукой» переселяет народ из таежных поселков, в которых есть какое-никакое жилье, электричество, вода, есть телевидение и даже Интернет. А «другой рукой» фактически загоняет людей в совсем уж дикую тайгу, где нет вообще никакой инфраструктуры.

Впрочем, самый большой интерес к бесплатному гектару проявляют жители Приморья. И это вполне понятно: домик у моря для себя, или домики у моря для туристов в развитом регионе, имеющем приличное сообщение с другими регионами страны. А как быть с Магаданской областью? С Чукоткой? Местные власти там, без всяких бесплатных гектаров покажут рукой на любую пустую избу, даже на целый заброшенный поселок: берите, живите!

Но не берут, и не живут.

Дальневосточники развитие региона связывают с развитием крупных производств — современных портов, заводов, флота, крупных аграрных хозяйств. Словом, со всем тем, что позволило когда-то сделать регион процветающим. А бесплатные гектары могут быть лишь одной из мер, но никак не панацеей. Они нужны тем, кому действительно нужны. И таких людей совсем немного.


источник информации

Фотографии Кирилла Платонова
comments powered by HyperComments