Браконьеры буквально процедили Тумнин

Сегодня одной из любимых тем и чиновников, и СМИ стало импортозамещение, продовольственная безопасность страны. И далеко не последнюю роль здесь играет рыбная отрасль. Можно сколько угодно говорить, что не нужна нам норвежская сёмга, выращенная в искусственных водоёмах, что мы с удовольствием будем есть нашу кету и горбушу, но пока рыбодобывающие предприятия с трудом сводят концы с концами, рыбного изобилия нам не видать. Об этом и не только наш разговор с председателем правления рыболовецкой артели (колхоза) имени 50-летия Октября Давыдом ФУКСОМ.
27.07.2015       /       22:33
Выбор Редактора
1263
Сегодня одной из любимых тем и чиновников, и СМИ стало импортозамещение, продовольственная безопасность страны. И далеко не последнюю роль здесь играет рыбная отрасль. Можно сколько угодно говорить, что не нужна нам норвежская сёмга, выращенная в искусственных водоёмах, что мы с удовольствием будем есть нашу кету и горбушу, но пока рыбодобывающие предприятия с трудом сводят концы с концами, рыбного изобилия нам не видать. Об этом и не только наш разговор с председателем правления рыболовецкой артели (колхоза) имени 50-летия Октября Давыдом ФУКСОМ.

— Давыд Яковлевич, мы с вами не раз говорили о проблемах, стоящих перед рыбаками, и одна из главных, как я поняла, хищническое истребление кеты и горбуши в нерестовых речках. Это так?

— Это не просто так, это проблема, которая имеет весьма печальные последствия. Не только сегодня, но и в будущем. Судите сами. Наша артель ведёт, помимо других видов лова, прибрежный морской промысел лососёвых. У нас есть консервный завод, коптильный цех, мы можем перерабатывать весьма значительное количество рыбы. Продукция наша — и рыба, и икра традиционно пользуется спросом у потребителя. Но вот в прошлом году к нам не подошла горбуша, не будет её и в этом году. Мы, конечно, выживем за счёт добычи другой рыбы. К примеру, мы уже поймали минтая около 9 тысяч тонн, 4 300 тонн сельди и продолжаем промысел — квоты остались. Готовим суда к лову сайры. Но кеты и горбуши мы потребителю не поставим — её нет. И не только потому, что нечётный год «нерыбный» (красная рыба подходит в больших количествах по чётным годам).

— Речь идёт об истреблении нерестовой рыбы в реке Тумнин?

— Конечно! Я очень давно об этом говорю. Вы посмотрите, что там делается в путину! Получают лицензию на спортивно-любительскую рыбалку, по которой строго ограничено количество рыбы, разрешённое к вылову спортивной снастью, а ловят сетями, вывозят машинами, и всё это совершенно безнаказанно. Рыбинспекторов настолько мало, что они просто физически не смогут уследить за этими «рыбаками». А сколько браконьеров орудует вообще без всяких лицензий! Рыба идёт на нерест, но нереститься ей не дают, вылавливают практически всю. Соответственно, на следующий год скат малька минимальный, а это, в свою очередь, означает, что через четыре года к нашим берегам не будет сколько-нибудь приличного подхода кеты и горбуши. И с каждым годом рыбы всё меньше и меньше. Мы обращались и в Хабаровский филиал ТИНРО, и в комитет рыбного хозяйства Хабаровского края, предлагали запретить на наших нерестовых речках все виды лова. Как решится вопрос, пока не знаю. Но делать это надо безотлагательно, если мы хотим сохранить для наших потомков Тумнин и другие реки полными рыбы, а не пустыми.

— Давыд Яковлевич, решит ли для вашего колхоза проблему запуск рыборазводного завода, который вы строите?

— Да, мы готовим промысловую базу для своего предприятия. Получается, что без этого не обойтись. Планируем выпускать 50 миллионов мальков кеты в год, 6–8 процентов из них вернутся через четыре года, это порядка 4 миллионов. Вес каждой рыбины в среднем 4 килограмма, итого 16 тысяч тонн кеты. Пусть такую квоту нам не дадут, но 12–14 тысяч тонн поймаем. Вот такой расчёт. Но если всё останется на сегодняшнем уровне, то и эту рыбу выловят браконьеры. Давно пора запретить любую рыбалку на Тумнине и на других нерестовых речках. Будет ли это сделано, не могу сказать, пока не состоялось заседание краевой комиссии по анадромным видам рыб, которая и определит квоты на этот год, если, конечно, в принципе не запретит любой вид промысла. На что мы искренне надеемся. Насколько я знаю, в нынешнюю путину «наука» рекомендует квоту в 40 тонн горбуши и в 100 тонн кеты для Ванинского и Совгаванского районов вместе взятых. Нам-то в любом случае ничего не достанется, этого браконьерам не хватит.

— Как же думаете выходить из ситуации?

— По предварительным прогнозам, рыбы должно быть много у берегов Сахалина. Есть, опять же, предварительная договорённость с рыбодобывающим предприятием, будем покупать рыбу, наш флагман БАТМ «Тумнин» будет разделывать, морозить, таким образом загрузим береговые мощности. В идеале нам надо купить 2,5–3 тысячи тонн горбуши и кеты, но это как получится. Но, как я говорил, мы ведёт промысел и других рыб, надеюсь на хороший результат.

Прокомментировать ситуацию на Тумнине и других нерестовых реках Ванинского района мы попросили людей, которые профессионально занимаются этими проблемами.

«Рыбинспекторов станет больше»

Заместитель руководителя Амурского территориального управления федерального агентства по рыболовству Антон САМОЙЛЕНКО:
— Квоты на промышленный лов, на спортивно-любительский и для нужд КМНС будет определять краевая комиссия. Никакие цифры не озвучивались. Что касается масштабов браконьерства на Тумнине, то там просто нет столько рыбы, чтобы вывозить её тоннами. С этой точки зрения, Охотский и Николаевский районы — более лакомый кусок. Эти районы у нас всегда в зоне особого внимания. В нынешнем году к ним прибавляются районы имени Полины ОСИПЕНКО и Ванинский, где в полтора-два раза увеличится число рыбинспекторов.

«Численность красной рыбы в Тумнине стремится к нулю»

Директор Хабаровского филиала ТИНРО Герман НОВОМОДНЫЙ:

— Квоты действительно пока не определены. Собиралась только рабочая группа по подготовке заседания краевой комиссии по анадромным рыбам. Должен сказать, что нынешний, нечётный год «урожайным» на горбушу и не будет. Но независимо от этого положение на реке Тумнин катастрофическое. По сравнению с другими реками Совгаванского и Ванинского районов, его рыбный потенциал очень сильно подорван. Я согласен, что надо принимать радикальные меры, и все уже склоняются к тому, что на Тумнине следует запретить все виды вылова горбуши, включая спортивно-любительский. А те квоты, которые всё же будут, распределять для лова в морской акватории.

Что касается кеты, то поскольку её значительно больше, чем горбуши, думаю, любительский лов по лицензии можно разрешить на Тумнине, но только действительно спортивно-любительский (на крючковые снасти), а не тот сетный крупномасштабный промысел, который устраивается под видом спортивного рыболовства. Ловят сетями, вывозят машинами. Все об этом знают и все говорят, но если в прошлые годы Тумнин справлялся с таким наплывом «рыбаков», то начиная с 2011 года, когда численность горбуши пошла на спад, а в 2012 году резко сократилась, река постепенно становится безрыбной. Маловодные годы дали браконьерам возможность буквально процедить Тумнин, его вычистили почти полностью. Причём в соседнем Совгаванском районе ситуация значительно лучше. Там тоже много браконьеров на нерестовых речках, но горбуша в них всё же ещё есть, и мы даже ожидаем, что на следующий, «рыбный», год её будет не мало.

Наши сотрудники работают сейчас на реке Тумнин, там идёт скат малька в море, проводится учёт, и уже выяснилось, что малька катится в десять раз меньше, чем в 2013 году.

Меры надо принимать безотлагательно, причём в первую очередь по спортивно-любительскому рыболовству. Вот если посмотреть на наших соседей — Сахалинскую область, Приморский край, то там всё обстоит совсем иначе. На нерестовых речках люди по лицензии ловят на спиннинги, это действительно спортивная рыбалка. А у нас это по сути промышленное рыболовство, прикрытое лицензиями на спортивную рыбалку.

В то же время наши рыбаки, как и приморчане, могли бы законным образом вести спортивно-любительское рыболовство симы. Но тут ситуация непростая. Наши исследования подтверждают, что этой рыбы достаточно много, но она занесена в Красную книгу, а стало быть, её лов запрещён. Сколько мы ни писали обоснований, сколько ни доказывали, что симу надо выводить из Красной книги, но Минприроды и комиссия по краснокнижным видам стоят на своём. Мы видим, что запасы симы есть.

Вполне можно было бы разрешить спортивно-любительский лов, а в разумных пределах и промышленный. Но из-за полного запрета мы делаем местных жителей, ведущих под разными предлогами (в том числе под видом лова горбуши, камбалы, бычков и прочего) лов симы, браконьерами. В то время как государство могло бы иметь доход от этого ресурса.

Что касается непосредственно Тумнина, то, думаю, комиссия примет разумное решение. На Тумнине мы рекомендуем закрыть лов лососей в этом году, а если и сохранить в устье спортивно-любительское рыболовство, то только по кете и только на крючковые снасти. Это позволит в будущем при благоприятных условиях восстановить численность горбуши. Кете сегодня ничего не угрожает, но масштабы браконьерства и в этом случае впечатляют. Так что надо принять защитные меры и по этой рыбе.

От редакции

Когда верстался номер, состоялось заседание краевой комиссии по анадромным видам рыб. Квот для промышленного рыболовства по горбуше для предприятий Совгаванского и Ванинского районов не выделено в связи с малым количеством рыбы. Все виды рыболовства по горбуше, в том числе и спортивно-любительский лов в реке Тумнин, в 2015 году будут запрещены. Исключение сделано только для представителей КМНС. Численность кеты у специалистов опасений не вызывает, но вопросы распределения этого ресурса будут решаться позже.

Беседовала Ольга ГЛАЗУНОВА

источник
comments powered by HyperComments