Губернатор: Честен, полезен, незаменим

О первом Приамурском генерал-губернаторе Андрее Николаевиче Корфе
23.02.2016       /       10:17
Культура и Искусство
657
За создание портрета Андрея Николаевича Корфа, в честь которого названы станция и поселок, художник Иван Гребенюк взялся в 90-е годы, когда уже не вызывала отторжения песня Игоря Талькова про старую тетрадь расстрелянного генерала. К соотечественникам приходило осознание, что овеянная доблестью история страны начиналась не в октябре 1917 года, а гораздо раньше.

Хабаровский художник Иван Кириллович Гребенюк - родной брат корфовчанина Николая Кирилловича Гребенюка, погибшего в Великую Отечественную. Движимый исключительно патриотическим чувством мастер кисти и холста изобразил Корфа в парадном мундире царского генерала.

Это был не авторский домысел, а подлинный реализм, ведь Андрей Николаевич действительно имел звание генерала от инфантерии*. Выражаясь сегодняшней терминологией, генерал-полковника. А еще Корф имел титул барона… Так что же сегодня известно о человеке, портрет которого, написанный маслом, по праздникам выносят из музейной комнаты культурно-досугового центра Корфовского городского поселения и выставляют на всеобщее обозрение?

Орден Святого Георгия

Андрей Николаевич - представитель дворянского рода Корфов, которые служили России с XV века. Они происходили из прибалтийских немцев, были удостоены за особые заслуги титулов графов и баронов. Из этого рода - Модест Корф, учившийся в лицее с Александром Пушкиным, директор Императорской Публичной библиотеки, Николай Корф, комендант Варшавы, член Государственного совета, Василий Корф - один из руководителей русской военной разведки.

Андрей Корф родился в июле 1831 года. Воспитывался в Пажеском корпусе - самом престижном учебном заведении Российской империи. Воинскую службу начал в мае 1849 года прапорщиком. Тогда ему было семнадцать лет… В двадцать один год он подпоручик, в двадцать два - поручик, в двадцать четыре - штабс-капитан. Командует ротой, получает звание капитана, участвует в Кавказской войне.

Храбрость Корфа при взятии чеченского аула Ведень (ныне Ведено), который считался столицей возглавляемого Шамилем имамата, отражена в документах на представление его к ордену Святого Георгия: «В деле против горцев при взятии укрепленного аула Ведень, в 1859 году, во время штурма Андийского редута, вызвавшись в охотники, во главе двух рот 20-го стрелкового батальона, бросился на означенный редут и взошел на вал в числе первых».

Корф участвует в преследовании Шамиля в ауле Гуниб, где тот был пленен. Получает ранение… В тридцать лет Андрей Николаевич производится в полковники, утверждается начальником офицерской школы. С июня 1866 года Корф - командир пехотного полка.

Служба продолжается в Варшавском, Киевском, Одесском военных округах. Корф командует бригадой, дивизией, получает звание генерал-майора, позже генерал-лейтенанта. Пожалуй, есть смысл напомнить особенности территориального устройства императорской России: ее приграничные губернии были объединены в генерал-губернаторства.

Существовало порядка десятка генерал-губернаторств, в том числе Варшавское, Финляндское, Туркестанское. В 1884 году было учреждено Приамурское генерал-губернаторство в составе Забайкальской, Амурской, Приморской областей, а также Сахалина. Первым приамурским генерал-губернатором был назначен Андрей Николаевич Корф.

Улица Алексеевская считалась главной

- В Хабаровку, которая была определена центром генерал-губернаторства, барон Корф добирался несколько месяцев. Морским путем из Одессы до Владивостока. Потом верхом на лошади по бездорожью. Вероятно, в бассейне реки Уссури воспользовался лодкой или пароходом, - рассказывает главный научный сотрудник отдела истории Хабаровского краевого музея имени Н.И. Гродекова кандидат исторических наук Денис Ляхов.

Колесный тракт тогда заканчивался в Забайкалье, рельсовый путь - на Урале. Хабаровка, получившая статус города в 1880 году, представляла собой населенный пункт с деревянными постройками и населением меньше пяти тысяч человек.

Главной улицей считалась улица Алексеевская. Она шла по берегу Амура и была названа в честь великого князя Алексея Александровича, посетившего Хабаровку в 1873 году. После отстранения от власти династии Романовых улица Алексеевская была переименована в улицу Тараса Шевченко, который считался революционером-демократом.

Дом генерал-губернатора на улице Алексеевской, возведенный из красного и серого кирпича, стал одним из первых каменных строений Хабаровки. Как и расположенное наискосок от него здание военного собрания, в котором в 1890 году листал газетные подшивки 30-летний Антон Павлович Чехов, ехавший на Сахалин.

В военном собрании коротали вечера офицеры Приамурского военного округа, штаб которого располагался в Хабаровке. Командовал округом генерал-губернатор Корф. Он же был наказным атаманом приамурских казачьих войск. К сожалению, ни дом генерал-губернатора, ни здание военного собрание в первозданном виде не сохранились, а были существенно перестроены. Теперь это соответственно Дом офицеров Восточного военного округа и художественный музей.

Переселенцы ехали из Малороссии

Барон Корф, тридцать пять лет состоявший на воинской службе, как ни странно, слыл либералом. Первое серьезное решение, принятое им в должности Приамурского генерал-губернатора, подтверждает непоколебимость его убеждений. Он проводит съезд сведущих людей, чего не практиковали не только на окраинах, но и в столицах - Петербурге и Москве. Из канцелярии генерал-губернатора рассылаются приглашения на съезд чиновникам, купцам, землевладельцам, промышленникам.

В 1885 году в Хабаровку съезжается порядка пятидесяти человек со всех уголков восточной окраины Российской империи. Обмен мнениями без оглядки на чины и сословия позволяет сформулировать наиболее насущные проблемы.

Первая - почти полное отсутствие средств сообщения. Вторая - почти полное отсутствие населения… Генерал-губернатор, не имевший бюджета, зависимый от петербургских чиновников, которые рассматривали его прошения до года, а то и полутора лет, взялся за работу с немецкой педантичностью и русским упорством.

По сути Корф пошел по пути восточно-сибирского генерал-губернатора Николая Николаевича Муравьева-Амурского, которому Россия обязана обретением Приамурья в середине XIX века.

Между прочим, Муравьев настаивал на учреждении отдельного генерал-губернаторства для управления новыми землями, однако его предложение было реализовано через два десятка лет. Он взялся за переселение на Амур и Уссури русских людей, мечтал о железной дороге, которая бы соединила окраинные земли с центром России.

Почему восточно-сибирский генерал-губернатор не был услышан? Поражение России в Крымской войне отодвинуло воплощение его замыслов, и уже не Александр II, которому он адресовал свои послания, а вступивший на престол в марте 1881 года Александр III посчитал возможным более не экономить на развитии дальневосточной окраины.

Выделяются средства на изыскательские работы, собственно на прокладку железной дороги, которая свяжет Владивосток и Хабаровск.

Понятно, что Корф неоднократно выезжает на стройку №1 вверенного генерал-губернаторства, встречается с выпускниками Петербургского института инженеров путей сообщения, фамилии которых будут увековечены в названиях станций, с командованием железнодорожного батальона, насчитывавшего порядка тысячи нижних чинов и офицеров.

Главной рабочей силой были, как принято выражаться теперь, гастарбайтеры - китайцы и корейцы. Генерал-губернатор наделен правом принимать их в русское подданство. Среди тех, кто его получил, а также принял православие, - хабаровский купец Николай Иванович Тифонтай, построенное которым до сих пор украшает город.

Пристальное внимание уделяет Корф переселению на Дальний Восток крестьян из европейской части Российской империи, активно поддерживая деятельность Южно-Уссурийского переселенческого управления, созданного в 1882 году.

Сменить место жительства решались, как правило, жители Подольской, Киевской, Черниговской, других губерний Малороссии, как называлась тогда Украина. Их наделы редко доходили до десяти десятин (десятина равнялась 1,09 гектара).

В Приамурском генерал-губернаторстве семье выделялось сто десятин. Плюс ссуды, кредиты на выгодных условиях… Близость Одессы, откуда пароходы отправлялись во Владивосток, облегчала выбор переселенцев.

- За десять лет генерал-губернаторства барона Корфа Приамурье и Приморье кардинально меняются. Возникает множество сел. В городах вырастают каменные здания, казенные и частные. Купечество вкладывает капитал в строительство кирпичных и лесопильных заводов, - продолжает Денис Алексеевич Ляхов.

Увеличивается число войск вдоль границы. Маньчжурские бандиты или хунхузы, которые с наступлением зимы по льду переходили Амур и Уссури, врываясь в станицы и села, получают отпор. Появляется Тихоокеанская эскадра. Хотя природно-климатические условия остаются тяжелыми. Строителям железной дороги выдают оружие, чтобы отстреливаться от тигров и медведей. Донимают комары и мошки…

Останется станция и… надежда

В 1886 году в Хабаровке состоялся второй съезд сведущих людей. Генерал-губернатора уже знали как человека, который готов выслушать, способен аргументировать, привлекает к работе разные общественные слои.

С ним почитали за честь встречаться Василий Федорович Плюснин, Сергей Яковлевич Богданов, другие хабаровские купцы и заводчики. Под его началом не боялись проявлять инициативу Федор Федорович Буссе, возглавлявший Южно-Уссурийское переселенческое управление, начальник Анадырской округи Леонид Францевич Гриневецкий, военный губернатор Приморской области Иосиф Гаврилович Баранов, в честь которого была названа одна из центральных улиц Хабаровки. Выходящая в Петербурге газета «Восточное обозрение» высоко оценивала труды барона Корфа на посту приамурского генерал-губернатора.

В 1891 году он принимает совершавшего кругосветное путешествие цесаревича Николая Александровича. Под Владивостоком будущий император Николай II закладывает первое звено железной дороги, в Хабаровке - открывает памятник Муравьеву-Амурскому, первому из плеяды генерал-губернаторов, отстаивавших интересы России на востоке с колоссальной энергией и непоколебимой честностью.

В феврале 1893 года Андрей Николаевич Корф скоропостижно умирает от сердечного приступа. «Страшно поражен и огорчен внезапной кончиной вашего мужа. Тяжело терять столь честных, полезных и незаменимых людей. Да подкрепит и утешит вас Господь в этой страшной утрате», - телеграфирует Александр III в Хабаровку вдове барона Софье Алексеевне.

При советской власти его могилу в Успенском соборе разрушат, как и сам собор, как памятник Муравьеву-Амурскому. Переулок Корфовский в центре уже не Хабаровки, а Хабаровска переименуют. Останется станция Корфовская и примыкающий к ней поселок как надежда, что России честные сыны не будут забыты и возвратятся к новым поколениям своей деятельной мощью. Это и произошло…

«Поразил такой момент: в сериале, в котором я играю, один из героев - барон Корф. И вдруг я приезжаю в поселок Корфовский, где в Доме культуры висит огромный портрет генерал-губернатора Корфа.

Наверное, не зря я сюда приехала, потому что ничего бессмысленного в этой жизни нет, - признавалась актриса Светлана Тома, известная широкому зрителю по фильмам «Табор уходит в небо» и «Мой ласковый и нежный зверь». - В зале было много детей, но они задавали такие взрослые вопросы.

И после выступления я осталась пообщаться с ними. Ребята невероятно раскрепощенные, умные, талантливые. Потрясающие девчонки читали мне свои стихи, - продолжала заслуженная артистка России и народная артистка Молдавии. - Эти стихи я увожу с собой, их можно читать в детской аудитории и рассказывать, какие замечательные люди живут в Корфовском».

Михаил Карпач.
Глава из книги о Корфовском, которая готовится к печати в связи с 125-летием поселения.

источник информации
comments powered by HyperComments