Запретительный характер для Орочей

Новые правила рыболовства закрыли коренным народам доступ к рекам и осложнили рыбалку в море
13.06.2016       /       13:23
Новости населенных пунктов
823
На побережье Татарского пролива представители коренного народа орочей сразу в двух районах Хабаровского края выразили недовольство обновлёнными правилами рыболовства в местах традиционного природопользования. Новый порядок разработал федеральный Минсельхоз. Об этом рассказали уполномоченные по правам аборигенного населения в Ванино и Советской Гавани Валентина Павлова и Елена Коноплянко.

«При традиционном рыболовстве граждане из коренных народов севера не вправе использовать различные суда, вплоть до маломерных, чтобы осуществлять традиционное рыболовство, — процитировала положения закона Елена Коноплянко. — Вот этот пункт мне вообще непонятен. Что это, в сапогах болотных или вплавь нужно идти сети ставить? Ограничена в два раза длина неводов, уменьшена глубина, с которой представители коренных народов могут добывать со дна моря рыбу. Ставить сети теперь мы можем только с 8 утра до 8 вечера. Ночная рыбалка под запретом. Фактически все эти положения носят запретительный характер, чтобы аборигены вообще не могли рыбачить».

«В этом году орочам полностью закрыли рыбалку на реке Тумнин. Ловить можно только на поплавковую удочку, а положенную по закону о традиционном природопользовании нормовую рыбу аборигены могут добывать только в морской акватории. А вот, например, от села Уськи-Орочской, что на берегу Тумнина, до устья десятки километров. У людей просто нет средств на топливо, чтобы сплавляться так далеко, — добавила председатель совета уполномоченных по правам коренного населения Ванинского района Валентина Павлова. — Нас власти просто вынуждают становиться браконьерами».

В самом деле, на реке Тумнин около национального села Уська-Орочская сейчас непривычно тихо. Хотя первые косяки рыбы уже поднимаются вверх по течению. Местные жители пытаются хоть что-то поймать на спиннинги или простые удочки. Однако мелкими краснопёрками семью вряд ли прокормишь. Аналогичная ситуация и в соседнем районе, где полностью запретили рыбалку сетями в реке Коппи.

В отделе госконтроля и надзора рыбоохраны по Ванинскому району Амурского территориального управления Росрыболовства объяснили, что эти ограничения введены по согласованию с мнением учёных и краевых властей.

Представители Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра обосновывают необходимость запрета на рыбалку в нерестовых реках катастрофическим сокращением поголовья лосося.

«Краевой комиссией по регулированию добычи анадромных видов рыб введены ещё более строгие ограничения в 2016 году, — рассказал в интервью газете «Восход Ванино» заведующий Советско-Гаванской лабораторией филиала ТИНРО-центра Олег Швейгер. — Запрещён вылов по лицензиям не только горбуши, но и кеты на весь период хода лосося. В этом году приходит «урожайное» стадо. Но его варварским выловом довели до такого состояния, что приходится прибегать к кардинальным мерам по спасению вида. Процесс деградации численности лосося начался сразу после 2008 года, когда был разрешён лицензионный лов в нерестовых реках. Человек приобретал лицензию на пять штук горбуши, а фактически вылавливал неограниченное количество рыбы. Её нигде не учитывали. В Тумнине численность стада горбуши сократилась в 10 раз, и негативный процесс продолжается».

Однако представители коренного населения Ванинского и Советско-Гаванского районов считают, что в попытке защитить от браконьерства ресурсы рек с ними обошлись несправедливо.

«С водой из ванны выплеснули и ребёнка, — иллюстрирует ситуацию русской пословицей уполномоченная по правам орочей в селе Дата Клавдия Евдокимова. — Мы никогда не берём у природы больше, чем нужно для выживания. Рыба — это же наша исконная пища».

Уже несколько лет подряд аборигены получают права на рыбалку по так называемому заявительному принципу. Раз в год накануне сезона каждая семья заполняет бумаги и просит чиновников разрешить выделить им лимиты на те или иные водные ресурсы.

«Дают по самому минимуму: по 5, 10 в лучшем случае — по 25 килограммов рыбы на весь год, — рассказала жительница Даты Виктория Акунка, продемонстрировав документ. — Иногда до смешного доходит, когда в лимитах указаны даже граммы. Поймал краба или рыбу чуть покрупнее — уже браконьер!»

Родственница Виктории Наталья Акунка посетовала, что в этом году она, как и многие её односельчане, вообще не получили разрешения на рыбалку.

«Свидетельство о рождении не предоставили, подпись не в том месте поставили. И всё, отказ! Что же мы — не орочи?» — возмутилась она.

В защиту прав аборигенов Хабаровского края выступили депутаты регионального парламента. Обращение к министру сельского хозяйства Российской Федерации Александру Ткачёву с предложением внести изменения в отдельные нормативные правовые акты Российской Федерации по вопросам традиционного рыболовства Законодательная Дума Хабаровского края направила в марте этого года. Его уже поддержали представители 18 субъектов России. По мнению руководства федерального Минсельхоза, чтобы предоставить доступ к вылову рыбы без подачи заявок, необходимо дополнительно законодательно урегулировать процедуру подтверждения лицами из числа КМНС ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности. Сколько времени у чиновников займёт разработка такого механизма, никто не знает. Ход рыбы, тем временем, уже начинается в прибрежных районах Дальнего Востока. У аборигенов остаётся выбор: либо нарушать закон, рискуя свободой и имуществом, добывать её тайком, либо оставшись без традиционной пищи, ждать решения из высоких кабинетов в столице.
comments powered by HyperComments