Летите, голуби, летите

Скоро из Петропавловска разлетятся по свету конфискованные шхуны, обретя новых хозяев. Подозреваю, что они еще вернутся в наш порт, который стал для них родным. И снова – под конвоем пограничников.
23.03.2016       /       16:55
Экономика и Бизнес
644
Скоро из Петропавловска разлетятся по свету конфискованные шхуны, обретя новых хозяев. Подозреваю, что они еще вернутся в наш порт, который стал для них родным. И снова – под конвоем пограничников.

Камчатское управление Росимущества объявило о продаже морских судов, ранее конфискованных в доход государства: «Кайра», «Камкайдо», «Сергий Радонежский», «Шошин Мару № 21». Позже на торги будут выставлены еще несколько шхун: «Алиндар», «Флинт», «Шумшу», «Шошин Мару № 28», «Остров Попова», «Зюйд», «Мидас», «Ронд».

Большинство из них было задержано и конфисковано за незаконный промысел краба (включая кальмаролов «Сергий Радонежский»). Им пришлось немало лет «болтаться» на балансе Росимущества, прежде чем пойти на торги (например, «Шошин Мару – 21» конфискован еще в 2005-м!). За это время некоторые суда успели оказаться в центре новых криминальных историй.

Например, «Шошин Мару – 21», «Камкайдо», «Кайра», «Флинт» после конфискации были переданы Росимуществом в аренду частным фирмам. После чего суда выходили в море и… пропадали. Обнаруживались они спустя годы уже под другими названиями.

«Шошин Мару – 21» был повторно задержан за незаконный промысел краба под названием BTR. «Камкайдо» после своего исчезновения объявился в Охотском море вообще без наименований на бортах и рубке. Пограничники преследовали судно 9 часов, прежде чем его удалось остановить. Во время погони «Камкайдо» в ответ на запросы называл себя то СРТМ «Рогачево», то «Каланом».

Похожая история произошла с «Кайрой». После того как судно отдали в аренду, оно исчезло. Когда его обнаружили в районе мыса Анива, капитан сообщил, что судно называется «Оха». Затем была погоня. В итоге пограничники задержали шхуну и выяснили, что это собственность Российской Федерации.

«Флинт» был похищен в 2011 году. После чего в японском порту Вакканай неоднократно видели краболов, очень похожий на «Флинт», но с другим названием («Эклипс», «Чонгар»). Он доставлял туда полные трюмы краба. Вернули «Флинт» в Петропавловск на «арестплощадку» только в 2013-м.

Суда «Зюйд», «Мидас», «Ронд» фигурировали в уголовном деле экс-главы камчатского управления Росимущества Андрея Фоменко, который обвинялся в незаконной передаче конфиската различным юридическим лицам.

Теперь все эти суда идут на торги. Правда, некоторые представляют собой залежалый товар. Речь о старых японских шхунах 1970-х годов постройки. Организаторы браконьерского промысла скупают эти «калоши», чтобы не жалко было терять в случае задержания. Многолетняя стоянка в ожидании торгов их явно не омолодила. Кому они нужны?

Так, «Кайру» после конфискации пытались продать трижды: в 2014-м, 2015-м и начале 2016-го. Однако никто не позарился.

Но есть среди этих ветеранов браконьерского фронта вполне боеспособные единицы. Например, «Флинт». По словам знающих людей, эта шхуна, построенная в Южной Корее в 1988 году, готова к ударному труду. Желающие ее купить наверняка найдутся.

Только сомневаюсь, что заявки на торги поступят от предприятий, у которых есть квоты и промысловая история. Им такое добро вряд ли нужно. У них своего флота хватает. Кроме того, государство ставит перед бизнесом задачу обновлять флот, строить суда. Кто же купит видавшую виды «воровайку»? Ответ очевиден.

Среди кораблей, как и среди людей, есть неисправимые преступники. Если пароход «заточен» на то, чтобы бегать с ворованным крабом в Японию, он, скорее всего, продолжит это делать при любом раскладе – хоть продай его, хоть отдай в аренду, хоть подари.

Полагаю, правоохранители уже взяли на карандаш все конфискованные шхуны, выставленные на торги, и будут отслеживать их дальнейшую судьбу.

А вот как поступают, к примеру, в Индонезии. Там недавно затопили более 30 конфискованных браконьерских судов, превратив их в искусственные рифы для рыб. Таким образом местные власти показали решимость в борьбе с незаконным промыслом.

В России этот опыт сочтут не практичным. У нас «хозяйским подходом» считается пять лет оплачивать стоянку конфискованной шхуны за государственный счет, ожидая, когда ее включат в план приватизации (хранение судна в сутки обходится примерно в 10 тысяч рублей), затем отдать в аренду или продать, вернув на браконьерский промысел, снова задержать – и так до бесконечности. Наверное, кто-то на этом неплохо зарабатывает. Кто-то, но не государство. Вместо того чтобы компенсировать нанесенный браконьерами ущерб путем продажи изъятых судов, оно лишь терпит новые убытки.

Кирилл МАРЕНИН

источник информации
comments powered by HyperComments