НАША БОЛЬ

Мы, пожилые люди, говорим: "Ладно, уже пожили, а молодые семьи, дети, которые стали болеть всё чаще и чаще. Как им быть?". Какой был чистый, зелёный посёлок, и во что его превратили!
26.02.2016       /       10:49
Общество
717
Мы, ванинцы, любим свой посёлок, много здесь пережили и плохого, и хорошего. Страшный пожар осенью 1976 года, наводнение 1982 года. Но это были природные катаклизмы. Восстановили п. Токи, который сгорел полностью, одна вывеска осталась "Посёлок Токи". Потом наводнение, которое принесло много горя, и даже были жертвы. Народ вынес всё, помогал друг другу. Но такой обстановки, как сейчас, не было - страшно подумать, что с нами будет.

Мы, пожилые люди, говорим: "Ладно, уже пожили, а молодые семьи, дети, которые стали болеть всё чаще и чаще. Как им быть?". Какой был чистый, зелёный посёлок, и во что его превратили!

Я живу на Первой линии, д. 3, окна моей квартиры выходят на территорию порта. На собрании инициативной экологической группы 2 февраля 18 домов п. Ванино отнесли к санитарно-защитной зоне. В эту зону попали все дома на Первой линии. Но я думаю, туда нужно занести всё Ванино, так как пыль оседает везде. Если на Гарнизонной улице жители говорят, что они задыхаются, то представьте, что творится у нас на Первой линии. У меня из окна как на ладони видна территория, где идёт перевалка. То чёрное облако, что появилось на фото в газете, я видела из окна. Я испугалась, подумала, что произошёл взрыв, а это, оказывается, нам "чистый" воздух пустили.

Природа не может перечить человеку, если человек не перечит её законам. А мы, то есть нам, так загадили, что дальше некуда. Толстосумы, которые руководят всем этим, набьют карманы и уедут, а что делать людям, которые здесь останутся? Квартиру невозможно продать, а главное, мы полюбили этот край, наше Ванино. Я думаю, что прежде чем строить терминалы и подобные объекты, нужно подумать, как обезопасить людей, которые живут здесь, на побережье. Но на это один ответ: нет денег. У нас много говорят в газетах, на телевидении, с трибун, что в нашей стране самое дорогое - человек, его здоровье. Но это на словах, а на самом деле всё наоборот.

Да, мы за развитие нашей страны, но чтобы не было таких жертв. Было обещано, что не будут дробить и сеять уголь, но это только слова. Делают всё ночью. С 11 на 12 февраля я проснулась от шума в порту, видимо, там дробили уголь. Подошла к окну в два часа ночи, весь порт был как в тумане, даже свет от ламп на территории был чуть заметен. Я открыла форточку - запах ужасный, как из топки паровоза. В три часа ночи начала протирать подоконники - всё было чёрное: на полу, на мебели, на цветах. Дышать нечем. Разболелась голова, я так и не смогла уснуть. В семь часов утра всё рассеялось.

Ещё французский учёный-физик Ф. Жолио Кюри писал: "Нельзя допустить, чтобы люди направляли на своё собственное уничтожение те силы природы, которые они сумели открыть и покорить". А у нас чуть ли не в лицо бросают этот уголь. Люди в посёлке болеют, а что говорить о рабочих, которые занимаются его переработкой. Все почти страдают от заболеваний верхних дыхательных путей, лёгких.
Ванинцам нет места, где можно отдохнуть - ни зимой, ни летом. Было одно - "песчанка", так назвали её люди за песчаный берег. Море было неглубокое, плескались дети. Рядом, недалеко, росли ягоды: голубика, брусника. Но и там успели всё обезобразить, разворотить: строят второй терминал. Был митинг - всё напрасно. Забыли, что главное - это люди. Хоть и большая сила - мнение народное, но через него грубо переступили.

Может, получилось сумбурно, но писала с болью и тревогой за наше Ванино. Меня поддерживают все жители нашего дома №3.

Л. АКИМУШКИНА, жительница п. Ванино с 1968 года.

Опубликовано в газете «Восход – Ванино», № 8 от 20-26 февраля.
comments powered by HyperComments