ПОЖАР 1976 ГОДА: НА СНИМКАХ И В РАССКАЗАХ ОЧЕВИДЦЕВ

Поводом к публикации материала о событиях 40-летней давности послужила находка, сделанная известным в Ванино адвокатом Александром Макаренко
21.10.2016       /       10:35
Выбор Редактора
1786
Поводом к публикации материала о событиях 40-летней давности послужила находка, сделанная известным в Ванино адвокатом Александром Макаренко. В конце 80-х годов он работал в прокуратуре. Когда учреждению предоставили новое здание, из старого помещения стали вывозить мебель, документы и все вещи, накопленные здесь за годы работы. Среди старого хлама были обнаружены исторические фотографии последствий пожара 1976 года. Александр Алексеевич сохранил чёрно-белый архив свидетельств масштабного стихийного бедствия, которое обрушилось на посёлки Ванино и Токи в ночь с 17 на 18 октября, и предоставил его в распоряжение нашей редакции. Кто автор этих снимков, сегодня установить невозможно, однако очевидцев тех далёких событий в нашем посёлке искать не нужно. Многие люди, к которым мы обратились с просьбой вспомнить о том, что было, с готовностью откликнулись на наше предложение.

Н. Шубина, МАУ ИД "Восход - Ванино":

- В 1976 году мне было четыре года, но многие моменты запомнились очень хорошо. Сумрачное утро, затянутое жёлтой пеленой небо; голос радиодиктора, объявившего о мобилизации военнообязанных на тушение лесных пожаров; сборы отца - работника автобазы порта, шутившего, что поездка к белкам за гостинцами не повод для волнений; наполненная водой ванная на случай, если станут гореть балконы. Страшная картина за окном - в языках пламени мечутся, по словам родителей, работники Коппинского лесокомбината. Переживания мамы, когда мы остались одни, а рядом с нашей пятиэтажкой в считанные секунды заполыхало здание милиции. Находиться в доме становилось опасно, огонь мог переброситься на деревянные бараки возле школы №3, через дорогу от нашей Четвёртой линии. Мы спешно оделись, приложили к лицу смоченные в воде носовые платки, чтобы не надышаться дыма, и выбежали на улицу. К этому моменту милиция практически сгорела. Ураганный ветер носил по воздуху сажу, пепел, горящие ветки деревьев. Когда мы достигли пригорка возле детского сада "Золотой ключик", кто-то из пробегавших мимо людей закричал: "Пригните головы!". Рядом пронёсся раскалённый докрасна предмет - это был снаряд из горевших воинских складов. Так, не без приключений, мы добрались до Приморского бульвара. Здесь обстановка была чуть спокойней, и воздух гораздо чище. Приют нам дала мамина коллега. Из окон её квартиры было видно море, с которым многие люди в тот момент отождествляли своё спасение. Вечером мама ушла на работу дежурить. Работники учреждения сбрасывали с крыши деревянного здания горящие головёшки и тушили падавшие искры. На следующий день в нашем доме поселилась семья погорельцев из п. Токи. Через месяц им дали квартиру.

Александр Углов, заместитель генерального директора по общим вопросам ООО "Саха (Якутская) транспортная компания":

- В 1976 году я работал в п. Высокогорном начальником производственно-технического отдела локомотивного депо. Железнодорожники занимались спасением и эвакуацией людей. Из-за пожаров связь была неустойчивая, поезда пускали практически вслепую. По своим тяжёлым последствиям запомнилась авария - лобовое столкновение двух составов - поезда, вывозившего с Хунгари (ст. Гурская) людей, и восстановительного поезда, направлявшегося на ликвидацию пожара. Были пострадавшие, проводилось расследование.

Мария Корчагина, директор книжного магазина:

- Запомнилось, как сначала горел лес, долго тушили. Ванино было окутано дымом. Потом полыхнули Токи. Не было связи, воды, света. Муж моей подруги молодой машинист Василий Герелес, рискуя жизнью, вывозил снаряды с воинских складов. Впоследствии за этот поступок ему присвоили звание «Почётный железнодорожник». Жителей сгоревшего п. Токи эвакуировали в клубы, на паромы. Мужа отозвали из отпуска, он вывозил пострадавших в Ванино. В самом райцентре обстановка была не спокойной. Люди убегали из своих домов, прятались в подвалах и бомбоубежищах. На улицах - суета и неразбериха: коровы мычали, собаки, сорвавшиеся с привязи, метались по посёлку. Ураганный ветер способствовал распространению огня. Ситуацию усугубляли летавшие снаряды. Видела, как они пробивали дома - и за пять минут строения нет. Полностью сгорела ул. Зелёная, располагавшаяся между нынешней церковью и ул. Украинской.

Наш дом находился возле телевышки, построенной после пожара. Там всё горело. Не стало и нашего дома, вся улица была уничтожена. Потом люди приходили на пепелище, рылись среди тлевших угольков, чтобы разыскать хоть какие-то вещи.

О жертвах нам не сообщали, думаю, эти сведения были засекречены. Люди говорили о погибших среди военнослужащих, которых бросили на тушение пожаров, о том, что не всех больных и парализованных жителей п. Токи успели эвакуировать.

Около месяца наша семья жила у коллеги по работе. Потом нам дали квартиру.

Алексей Соколов, начальник паромного комплекса:

- Очаги пожаров возникали практически повсеместно. Паромы стояли у пирса, в них размещали погорельцев. Здесь же, на паромах, был развёрнут штаб по тушению пожаров. В 1976 году я работал групповым механиком на втором районе порта. Многих сотрудников предприятия мобилизовали на тушение лесных пожаров. Нашу бригаду оставили в посёлке, защищать его границы от огня. Большой очаг возгорания возник в районе нынешней ул. Чехова, где находились дачи. Лопаты, земля, песок - это все средства, которыми мы располагали. Был сильный ветер, кольцо огня смыкалось, и я едва не угодил в ловушку. Жаром опалило волосы и ресницы. Подумал, что надо вырываться. А кругом такая фантасмагория, что в иной ситуации никогда бы не представил. Смотрю: горит дерево, как факел, сверху донизу. Налетает порыв ураганного ветра, полностью срывает со ствола огонь и несёт этот красный сгусток по воздуху прямиком к деревянному дому, ударяет в строение, и вот оно уже объято пламенем. Жена в это время была беременной, я прибегал домой на Приморский бульвар убедиться, что всё нормально, и обратно на тушение. К ночи нас перебросили на базу 040 спасать продовольствие. Все ценности вывозили в порт. Но и здесь было не безопасно. Периодически возникали очаги пожаров в местах, где складировался лес. К утру ветер стих. Возвращался домой, а кругом - тлеющие угольки, словно после бомбёжки. Сгорели ул. Зелёная, гаражи, много домов на "финском" было уничтожено, пепелище осталось от военкомата, находившегося рядом с нынешним рестораном "Фрегат". Стихия стёрла весь жилой сектор возле здания нарсуда, а прежде райисполкома. Не забыть, как носились раскалённые снаряды по посёлку. Один из них ударил в дом №8 по ул. Портовой.

Ситуация складывалась поистине драматическая. Но самое настоящее адское пекло было в п. Токи. Люди от жара бежали в море и стояли на мелководье. Знаю, что один из наших молодых докеров погиб, проводя эвакуацию жителей посёлка. Уже на подступах к жилым домам машины портовиков встречала стена огня. Размышляя о причинах обрушившегося бедствия, я убеждён, что виной всему стало не только стечение погодных условий, но и халатность. Осень выдалась жаркая. Пожар был далеко от Ванино. Его локализовали и успокоились. Как выяснилось, слишком рано. Поднялся северо-западный ветер, раздул огонь, и он пошёл на посёлок. Но удержать его было уже невозможно. На борьбу с пожарами бросали небольшие группы военных, работников предприятий. Ощущался недостаток техники. Всё это привело к катастрофе.

Ольга Воробьёва, бухгалтер филиала ПАО «ДЭК» - «Хабаровскэнергосбыт»:

- Мне было восемь лет. Наша семья проживала на ул. Хабаровской ("финский" посёлок). Ночью соседи стали стучать в дверь и кричать: "Срочно собирайте всё самое ценное и уходите из дома!". Мама взяла документы, а я подхватила любимую игрушку - мишку, и мы бросились в бомбоубежище. Помню свист снарядов, говорили, что горели воинские склады. Рассказывали, как машина вывозила людей, возможно с Ток, и снаряд, угодивший в кабину, убил водителя. Мы бежали по ул. Пионерской, которая вскоре полностью сгорела. Мой отец в это время дежурил в РСУ порта, работникам приходилось постоянно поливать водой горючие материалы, но всё равно возгораний избежать не удалось.

На следующий день нам разрешили вернуться домой, чтобы собрать вещи. На улицах - суета. Кто-то, сумев достать машину, вывозил свой скарб. В крыльцо дома напротив попал снаряд, но, к счастью, строение не загорелось.

Наш дом уцелел. Когда всё улеглось, в школе объявили сбор вещей для детей с ул. Пионерской. Люди помогали погорельцам чем могли, никто не оставался в стороне.

Е. ОСИПОВА.

Восход-Ванино
comments powered by HyperComments