Тайна Cахалинского тоннеля - История продолжается

Выезжая с мыса Лазарев в сторону Николаевска, можно увидеть небольшое озеро - это и есть вход в тоннель
17.10.2015       /       13:58
Выбор Редактора
1779
Когда был опубликован мой очередной материал о тоннеле на Сахалин, казалось, что тема исчерпала себя. Свидетелей того времени практически уже не осталось, да и новых документов, проливших свет на секретную стройку века, к сожалению, никому найти не удалось.

Но вот случай заставил снова обратиться к теме сахалинского тоннеля. Не так давно из Владивостока в Татарский пролив был отправлен большой десантный корабль «Адмирал Невельской».

По объективным причинам паромная переправа Холмск - Ванино оказалась в критической ситуации. На материке скопилось большое количество груза для островитян, многочисленные бригады сезонных рабочих буквально заполонили Ванинский порт в ожидании хоть какой-то оказии на Сахалин.

И тут на помощь гражданским паромщикам пришли военные моряки Тихоокеанского флота. Десантный корабль за один рейс перевозил до 200 пассажиров и около 20 единиц техники. Нужно отдать должное тихоокеанцам, они достойно справились с поставленной задачей, обеспечив перевозки грузов и людей с материка на остров и обратно.

Кстати, отношение военных, и в частности тихоокеанцев, к строительству тоннеля было самое что ни на есть непосредственное.

Вот воспоминания ветерана флота Михаила Козлова:

«Я работал в 220-й гидрометеообсерватории ТОФ. Начальником был Я. Коган, каперанг. Работали мы на спецработах. Тогда это был секрет (давали подписку о неразглашении). Сейчас прошло столько лет, что, кажется, рассказать об этом можно.

Так вот, мы были на испытательном полигоне в районе мыса Погиби на Сахалине. Вот там и начиналось, вернее, было начало железнодорожной линии (или дороги). У берега стоял полуразрушенный пирсе уложенными рельсами. Рядом у берега, в южной стороне от пирса, был лагерь заключённых.

Когда я приехал туда, заключённых там уже не было, а жила обслуга полигона (весной привозили, глубокой осенью увозили). В северную сторону от лагеря, метрах в 100-150, располагался второй лагерь. Он был полуразрушен, а рядом - 5-6 могил с деревянными крестами.

Прямо от пирса на восток шла фунтовая дорога и обрывалась у большой поляны размером с футбольное поле. За ней начиналась насыпь в одну железнодорожную колею и тянулась в направлении города Александровска. Возможно, пролить свет на тайну тоннеля помогут экипажи пароходов «Приамурье» и «Забайкалье», ходивших в рейсы вдоль побережья...»

А вот ещё одно откровение.

В 1993 году мне довелось встретиться с бывшим военным инженером, непосредственно принимавшим участие в строительстве тоннеля.

Убелённый сединами ветеран, пожелавший не называть свою фамилию, в чине полковника поведал, что никакого мифа о существовании тоннеля нет.

«Тоннель был построен!» - слова эти он произнес твёрдо, с гордостью напомнив, что событие это произошло задолго до прокладки тоннеля под Ла-Маншем.

«Талантливыми были наши предшественники. И когда нужно было разгромить фашистов, и когда создать такое уникальное сооружение». По утверждению ветерана, в проекте, к сожалению, была допущена фатальная ошибка.

Авторы польстились на то, что расстояние между мысами Лазарева и Погиби самое короткое, где-то около 9 километров. И упустили очень важную деталь - течение в этом самом узком месте довольно сильное. Вода понемногу стала просачиваться в тоннель.

Строители как могли пытались исправить ситуацию, но имевшиеся средства не позволяли этого сделать. В итоге стройку законсервировали, а после смерти Сталина и вовсе свернули. На этот счёт было специальное постановление правительства от 26 мая 1953 года.

И ещё об одном документе относительно тоннеля со стороны военного ведомства.

О соединении материка с островом Сахалин вспомнили уже во времена новейшей истории России.

В середине 90-х годов прошлого столетия мне довелось познакомиться с Анатолием Ченом - человеком, который вынашивал идею строительства магистрали на Сахалин.

В 1998 году он был автором проекта строительства мостового перехода в проливе Невельского. В том самом месте, где полвека тому назад возводился секретный объект - тоннель на Сахалин. Чен ещё в ту пору пытался «пробить» свой проект в самых высоких государственных инстанциях. Вот лишь один из ответов на его обращение из Министерства обороны РФ:

«В соответствии с поручением министра обороны Российской Федерации от 21 января 1998 года ваше письмо с проектом строительства мостового перехода в проливе Невельского (Сахалинская обл.) в соответствующих управлениях Министерства обороны РФ рассмотрено.

Полагаем, что с вводом в строй многоцелевого мостового перехода, соединяющего о. Сахалин с материком, значительно снизятся затраты и сократится время на транспортные перевозки грузов народнохозяйственного и военного назначения, повысится устойчивость транспортных связей в регионе и более оперативно будут решаться оборонно-экономические проблемы Дальнего Востока.

В то же время проект строительства данного перехода требует проведения всесторонней экспертизы и технико-экономических расчётов с участием всех заинтересованных министерств и ведомств Российской Федерации, для чего необходимо принятие соответствующего решения Правительства РФ.

Министерство обороны РФ поддерживает в целом данный проект и готово участвовать в нем на этапе военно-экономического обоснования целесообразности строительства. Специальные требования Министерства обороны РФ к строительству многоцелевого мостового перехода могут быть предъявлены в ходе согласования проектного задания».

Кстати, документ этот был подписан в ту пору министром обороны РФ генералом Павлом Грачёвым.

А теперь, очевидно, пришло время провести небольшой экскурс в историю, которая в наши дни насчитывает 65 лет. А начиналась она в далёком 1950 году.

ЦК КПСС и Совет Министров приняли закрытое постановление об изыскательских работах на железнодорожной ветке от Комсомольска-на-Амуре до Победино на острове Сахалин со строительством тоннеля под Татарским проливом.

Незадолго до принятия важного государственного решения в марте 1950 года в Москву срочно был вызван первый секретарь Сахалинского обкома ВКП(б) Д. Мельник.

Терявшегося в догадках по поводу столь экстренного вызова в столицу, Мельника принял сам товарищ Сталин. Вопрос вождя буквально ошарашил партийного руководителя Сахалина: «Как вы смотрите на строительство с материка к вам на Сахалин железной дороги?..»

Мельник, насколько позволяла ситуация, попытался дипломатично объяснить, что задача эта сложнейшая, потребуются огромные средства и человеческие ресурсы. Но для Сталина мнение Мельника оказалось неубедительным. Тем более что решение о строительстве тоннеля было уже практически готово.

12 мая 1950 года для сооружения тоннеля на Сахалин создаётся специальное строительное подразделение МПС №6.

В основном комплектуется оно профессиональными метростроевцами.

По разным данным, в нём работало более трёх десятков тысяч квалифицированных специалистов. В 1951 году было предложено три варианта прокладки тоннеля: первый - с мыса Лазарева до мыса Погиби. Второй - с мыса Среднего до мыса Погиби. И третий - с мыса Муравьёва до мыса Уанги.

В соответствии с утверждённым планом тоннель должен был начинаться на мысе Среднем и идти с материка в направлении мыса Погиби.

По этому маршруту протяжённость его подводной части составляла около 8 километров - наиболее узкое место в проливе.

Кроме экономического, строительство тоннеля было и важным военным объектом. Магистраль с материка на остров была практически неуязвима.

В конце 80-х прошлого века, оказавшись в тех местах на одной из пограничных застав, услышал рассказ, что ещё несколько лет назад неподалёку жил одинокий старик, бывший заключённый одного из лагерей, который своими руками долбил скалистый грунт под основанием будущего тоннеля.

Поведал он пограничникам о том, какое несметное множество народу работало на строительстве.

По его словам, в начале 1950-х годов, незадолго до намеченного пуска подземной магистрали, стояли под парами готовые отправиться в путь локомотивы со специальными составами.

Но не суждено им было двинуться в путь. Неожиданно из Москвы пришло указание об отмене запланированного пуска тоннеля, и работы свернули.

Откровенно говоря, в подлинность этой истории верилось с трудом.

Старик умер, а пересказанные пограничниками его воспоминания воспринимались как сюжет фантастического рассказа.

В сознании не укладывалось: как возможно было утаить такое грандиозное строительство? Даже если учесть, что работы в конечном итоге свернули, что-то же должно остаться на поверхности...

Возможно, впервые в открытой печати можно увидеть подлинные свидетельства грандиозного строительства.

Из бесед со старожилами, по одной из версий, стало известно, что строительство тоннеля на начальном этапе велось заключёнными. Когда же штольни под основанием пробили, в работу вступили метростроевцы.

Ещё по одной версии, для соединения самого узкого участка между материком и островом Сахалин строился второй тоннель, секретный. Шахтные штольни в районе мыса Лазарева делались для отвода глаз. Подлинный же тоннель следует искать в другом месте. Был и третий вариант соединения материка и острова - через мостовую переправу.

В истории с тоннелем на Сахалин оказалось немало белых пятен и загадок, даже информация, которая не вызывала сомнений, со временем становилась весьма противоречивой.

В печати появилась публикация А. Полонского, который утверждал, что тоннель действительно существовал и возводили его ссыльные. Однажды из лагеря строителей совершила побег большая группа заключённых. Уходили они на север, в направлении Берингова пролива. Но, не зная местности, беглецы погибли в таёжной глуши.

Нашлись и другие свидетели той поры, по утверждению которых строительство действительно велось и на материке, и на противоположной стороне Татарского пролива, на мысе Погиби, но в тоннель хлынула вода. Просочившись через перекрытия, она затопила большую часть тоннеля, погибли люди, и работы прекратили.

Кое-кто из исследователей темы сахалинского тоннеля считает его мифом.

По их мнению, после детального изучения рельефа местности нетрудно догадаться: все работы были всего лишь подготовкой, своеобразной платформой для строительства гигантских дамб, с которых предполагалось перекинуть на остров мостовое соединение. Дамбы действительно были построены.

После публикаций по этой теме в редакцию пришло письмо от А. Балакирева:

«...В 1932 году в Ленинграде был построен теплоход «Севзаплес». Задумывался он как лесовоз, но во время войны был переоборудован под перевозку паровозов из Америки во Владивосток. В 1940 году судно занималось доставкой узкоколейных паровозов и вагонов из Японии на остров Сахалин. На нём я и трудился.

В 1950 году мы прибыли во Владивосток. Помнится, поставили нас в завод. Установили очень крепкие деревянные клети, на которые поперек судна уложили рельсы, но уже обычной ширины (сахалинские на 22 см уже).

На мысе Чуркина на эти рельсы погрузили четыре необычного вида вагона. Закрепив их, мы двинулись в путь. Уже в море экипаж «Севзаплеса» узнал, что вагоны эти - энергопоезда - прибыли из Запорожья. На них было установлено по 2-4 очень мощных электродизеля. Пункт доставки - мыс Лазарева.

Через несколько дней прибыли на место. Причал ещё не был готов, но к его кромке подходила железнодорожная линия. Перегрузка вагонов на берег оказалась делом трудоёмким, но всё было продумано до мелочей. Командовал «народом» старший помощник капитана Анатолий Дехта».

Удалось отыскать и ещё одно свидетельство очевидцев. Автор воспоминаний В. Смирнов:

«Срочную я служил на Сахалине вместе с моим закадычным другом Костей Кузьминым. Образование у нас было небольшое: у Кости - 4 класса, у меня - 5, но по тем временам это немало. Костя был шофёром. Однажды он ушёл в самоволку и отсутствовал почти месяц, за что и получил 7 лет как дезертир.

И вот в январе 1951 года я получаю от него письмо. Пишет, что попал на великую стройку века, делает дыру в самом узком месте Татарского пролива. Зачёт идёт одного дня как за три с половиной.

Костя писал, что по 20 самосвалов задом заезжали по очереди в тоннель и так ехали около 10 километров.

В 1953 году, после смерти Сталина, за хорошую работу Константина освободили и отправили домой.

В своём последнем письме уже из дому он писал, что стройка закрыта, в тоннель хлынула вода и все там погибли».

Скажу откровенно, тема строительства тоннеля на Сахалин имеет как сторонников, так и противников. А точнее, тех кто считает, что строительство прохода под Татарским проливом миф и никакого тоннеля не было.

В последнее время в прессе появилось огромное количество документов, якобы свидетельствующих о сворачивании строительства тоннеля, но они не проливают свет на фактическое положение дел.

Ни один из документов в прямой постановке не говорит «строительства тоннеля не было». А посему даёт основания считать свидетельства очевидцев правдивыми. Не могут ошибаться или одновременно оговариваться люди, находящиеся в разных уголках нашей необъятной Родины.

В подтверждение этих слов приведу лишь небольшой пример из Интернета, появившийся после публикации одной из моих статей.

Автор Павел Трутнев:

«На днях состоялся телефонный разговор с Сахалином. Собеседником был старый подводник-водолаз ЭПРОНа. Он рассказал: выезжая с мыса Лазарев в сторону Николаевска, можно увидеть небольшое озеро - это и есть вход в тоннель. Вообще, он многое знает, рассказывает. Но пальцы устанут такие циклы статей набирать...»

А тем временем связь материка с Сахалином всё чаще вызывает озабоченность у местных властей. Существующая ныне паромная переправа с трудом обеспечивает потребности острова и региона в грузоперевозках. Исправных паромов раз два и обчёлся. А ещё суровые климатические условия не позволяют осуществлять беспрерывную перевозку грузов и людей. Вот и участие большого десантного корабля Тихоокеанского флота в оказании помощи сахалинцам - яркое тому свидетельство.

Справедливости ради заметим, что в последующие годы проблемы соединения материка с островом Сахалин удостоились внимания на самом высоком уровне. По прогнозам экспертов, объём перевозок между островом и материком уже в ближайшей перспективе возрастёт примерно до 30 млн т в год.

Лишь через двадцать лет (в 1973 г.) вступила в строй паромная переправа Ванино - Холмск через Татарский пролив.

Сегодня она остаётся единственной дорогой на Большую землю, хотя уже не обеспечивает потребности острова и региона в грузоперевозках. Мощные и уникальные суда-паромы, гордость дальневосточного флота, устарели морально и физически.

Кроме того, паромная переправа в силу суровых природно-климатических условий не может обеспечить непрерывность перевозок. Тёплый период в этом районе не превышает пяти месяцев, а частые циклоны и сильные ветры, поднимающие волну до четырех метров, затрудняют работу судов. В результате, несмотря на круглогодичность перевозок, паромы реально работают всего полгода, что для надёжной связи материка с Сахалином явно недостаточно.

Спустя полвека Министерство путей сообщения возобновило разработку технико-экономического обоснования тоннеля. Уже имеется проект создания прямой транспортной связи с Сахалином, разработанный в середине 1990-х гг. творческим коллективом ведущих специалистов Тоннельной ассоциации, Мосгипротранса, Метрогипротранса и ряда других проектных и научных организаций.

Надёжная транспортная связь с Сахалином важна ещё и потому, что на острове и его шельфе в рамках проектов «Сахалин-1», «Сахалин-2» и «Сахалин-3» развёрнуты крупномасштабные работы по поиску и добыче нефти.

По прогнозам экспертов, объём перевозок между островом и материком может уже в среднесрочной перспективе возрасти до 30 млн т в год. С таким грузопотоком переправа Ванино - Холмск в её нынешнем виде уже не справится.

Немаловажен и тот факт, что железнодорожный переход, в отличие от паромной переправы, надёжно соединит Сахалин с материком, устранит зависимость транспортного сообщения от сезонных и погодных условий, обеспечит регулярность перевозок (шторм, сильные течения и сложная ледовая обстановка в Татарском проливе уже не остановят движение грузов).

Как и пятьдесят лет назад, строительству железнодорожного перехода способствует геополитическая ситуация. Только теперь она принципиально иная и не связана с конфронтацией, как в годы «холодной войны». Сейчас ускоряющим фактором выступает потребность в интеграции России и стран АТР.

Вот почему сегодня специалистами активно выдвигаются реалистичные планы по строительству тоннеля или мостового перехода. Они уверены: тоннель обеспечит надёжный выход России к трём незамерзающим портам на Сахалине, а это улучшит транспортное обслуживание Магадана, Камчатки и восточного сектора Арктики, сократит действующие морские коммуникации на 500-1200 км, что эквивалентно высвобождению 10 морских судов за один навигационный период.

С технической точки зрения, по мнению специалистов, строительство тоннеля не представляет особых трудностей. Ширина пролива в самом узком месте составляет всего 7,8 км (для сравнения: ширина Ла-Манша - около 40 км, пролива Цугару в Японии, через который тоже проложен тоннель, - 54 км).

Продолжительность строительства- 2-3 года, ориентировочная стоимость - более 3 млрд долл. (общая стоимость проекта - 10-15 млрд долл.). Срок окупаемости тоннеля -8-10 лет.

В качестве альтернативы тоннелю предложена другая идея - сооружение комплексного мостового перехода через пролив Невельского.

Её авторы - ряд сотрудников Дальневосточногоотделения Российской академии наук.

Они предлагают объединить в одном сооружении железнодорожный и автомобильный переходы, а также нитки нефте- и газопроводов. В теле моста предлагалось даже разместить низкоскоростные турбины для волновых и приливных электроэнергоагрегатов, а также использовать опоры для развития аквакультур многих полезных морских организмов.

Вместе с тем железнодорожный мост в силу сложных климатических условий может быть менее надёжным и более сложным в эксплуатации по сравнению с тоннелем.

Спустя более полувека тайна тоннеля на Сахалин приобретает всё более реальные очертания. Кто знает, возможно, спустя несколько лет, проезжая по мосту на остров Сахалин или по тоннелю под Татарским проливом, будем вспоминать то время, когда сама идея соединения материка с островом Сахалин казалось сказочной. Но как говорили энтузиасты в прошлом веке: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью». Верю, так оно и будет.

Юрий Tpакало, «Боевая вахта», №38, 16.10.15
comments powered by HyperComments