Черный снег поселка Ванино: Люди задыхаются от угольной пыли

Попытка рассказать Путину об экологических проблемах в хабаровском поселке Ванино закончилась для местного докера выговором и лишением премии. Но жители поселка устали дышать угольной пылью и собираются на митинг.
24.01.2017       /       10:12
Новости Ванино
920
Попытка рассказать Путину об экологических проблемах в хабаровском поселке Ванино закончилась для местного докера выговором и лишением премии. Но жители поселка устали дышать угольной пылью и собираются на митинг.

Беседу ведёт Александра Хворостова. Собеседники Анжела Брянкина — руководитель Ванинской районной общественной организации «Побережье» и Александр Егоров — председатель профкома российского профсоюза докеров.

Александра Хворостова: Поговорим мы сегодня вот на какую тему: поселке городского типа Ванино, который находится в 370 км от Хабаровска, происходит целая экологическая катастрофа. Местные жители практически задыхаются от угольной пыли, из-за которой на расстоянии 3 метров вообще ничего не видно, вокруг одна чернота. Причиной этому стала работа морского порта. Жители обращались и к руководству порта, и даже один из докеров порта обратился от безвыходности к президенту РФ Владимиру Путину и получил в наказание дисциплинарную ответственность. В этой ситуации мы и будем сегодня разбираться. У нас на связи Анжела Григорьевна Брянкина, руководитель Ванинской районной общественной организации «Побережье». Здравствуйте!

Анжела Брянкина: Здравствуйте!

А.Х.: Расскажите, пожалуйста, что же происходит у вас в поселке, как долго стоит эта ситуация, когда ничего не видно от угольной пыли?

А.Б.: Ситуация эта возникла в 2013 году, когда порт приобрела группа компаний «Мечел». В дальнейшем, учитывая, что в основном груз, который идет для этой компании, – это уголь, уголь переваливается открытым способом в порту, то есть из вагонов берут уголь, он рассыпается по площади порта. Эти угольные кучи практически не огорожены, весь порт в угле. И учитывая, что у нас в зимнее время достаточно сухой воздух, то есть независимо от того, что мы находимся на морском побережье, у нас влажность достаточно небольшая. И уголь смерзшийся, который поступает на вагонах, - сеялки есть такие, дробилки допотопные. Вот порт начинает сеять этот уголь, очищая его от всяких примесей, металлов, дробя куски, и вся эта пыль поднимается и ветром идет на поселок. Некоторые жилые кварталы у нас находятся в 100-150 метрах от производственной площадки. Сама санитарная зона порта – 500 метров. Покрывает, в общем-то, эта пыль рядом всю территорию. И люди возмущены. Они один раз выходили на митинг. Ситуация была как-то воспринята всеми органами, и началась работа. Но в течение трех лет ситуация только ухудшалась. То есть перевалка угля растет все больше и больше, а вот мероприятий по улучшению ситуации, по модернизации порта, к сожалению, не происходит.

А.Х.: То есть три года назад администрация поселка все-таки пошла навстречу жителям, начала что-то делать, но это не возымело никаких результатов?

А.Б.: У нас есть еще одна компания, которая также переваливает уголь. Это компания группы СУЭК, «Дальтрансуголь». У них тоже была сложная ситуация очень, в поселке Токи они находятся, совсем рядом с Ванино. И они восприняли очень серьезно недовольство жителей такой ситуацией и начали модернизацию своего производства. У них производство очень во многом совершенное. Кроме того, что они закрытым способом выгружают из вагонов уголь, они работают по пылеподавлению, очень серьезную провели работу. И у них идет разработка того, чтобы уголь, который переваливается, как можно меньше пылил. Они специально пропиткой его [обрабатывают], работают над этим. И видно, что компания СУЭК вкладывает в этой средства. Видно, что они действительно хотят сделать перевалку своего груза, своего угля экологически более безопасной. И сразу стало видно итог этой работы. У нас по льду сразу видно, есть пыль или нет. Этот лед чистый, и это сразу видно. Тот лед, который находится по направлению к поселку, чистый, это очень важно.

А.Х.: Вы сейчас говорите про поселок Токи, который расположен в 7 км от вашего поселка Ванино.

А.Б.: Точно так. То есть если у них с 2013 года улучшение видно, то по Ванино, к сожалению, только ухудшение. Большой сход был, сейчас мы на митинг перешли, потому что было у нас в прошлом году собрание граждан. Оно проходило цивилизованно, с приглашением работников порта. Мы все обсудили, приняли решение, что сеялки и дробилки не будут применяться на первом районе вблизи домов, что уголь пылящий будет убран из этой территории. Договорились. На уровне правительства края утвердили мероприятия экологические, все подписали. Прошел год. И в 2016-2017 году зимой что мы видим? Повторение прошлогодней ситуации, один в один. Просто игнорирование вообще всех тех договоренностей, которые были достигнуты. Это неправильно. Потому что есть собственник, у собственника растет прибыль от порта, увеличивается грузоперевалка. Эта прибыль куда расходуется? Почему эти деньги не остаются в порту? Почему эта открытая перевалка угля с 60-х годов прошлого столетия продолжается? Так быть не должно. Вы увеличиваете поток груза, вы нагрузку экологическую увеличиваете на территорию – будьте любезны вкладывать средства в экологические мероприятия.

А.Х.: Администрация предприятия вам давала ответы на эти вопросы – куда деваются деньги, почему ситуация не налаживается, хотя год назад уже вроде бы пришли к общему знаменателю?

А.Б.: Когда мы последний раз встречались, нам работники порта говорили о том, что у них есть сложности с выполнением этих мероприятий. И основными сложностями назывались как раз вот эти проблемы, что они не могут нормально закупки провести, что выходят по их тендерам, по их закупкам компании, которые продают им второсортные, уже использованные раньше блоки бетонные, которые должны идти на ограждение. Они, естественно, не могут это принять и т.д. Но все эти проблемы госзакупок, которые проходят, это проблемы стоимости. Если у вас нет средств, вы изначально ставите очень низкую цену, естественно, вы получите второсортный товар. И естественно, что вы не сможете выполнить те мероприятия, которые должны быть выполнены. В этом вся проблема. То есть у порта самого акционерного общества денег, к сожалению, нет на то, чтобы провести эти мероприятия. Все деньги идут акционерам. А эти акционеры, собственники порта, находятся в Москве и в других каких-то местах.

А.Х.: И их особо не волнует экологическая ситуация, которая складывается в Хабаровском крае, я так понимаю.

А.Б.: Конечно. В этом вся проблема. Если вы на уровне края не понимаете, что нужно исполнять, - хорошо, мы выходим на уровень Москвы, на уровень президента, на уровень корпорации, владельцев порта. Вы не можете решить здесь проблему, локально, - выходим на федеральный уровень. Решите, сколько денег вы вложите в ближайший год-два-три в модернизацию и переоснащение порта Ванино, чтобы перевалка угля была экологически безопасной для населения порта. Вот так.

А.Х.: И каким образом вы обратились? Кроме того, что докер Александр Егоров обратился к федеральному правительству, непосредственно к президенту.

А.Б.: Мы обращались и в правительство края, и, насколько я понимаю, губернатор Вячеслав Шпорт разговаривал с представителем корпорации. Я думаю, что этот вопрос уже прорабатывается. И митинг, на который планируют люди выйти, я думаю, подкрепит их решение, ускорит решение все-таки направить эти средства.

А.Х.: Надо напомнить, что 29 января многие жители поселка выходят на митинг, организованный, я так понимаю, и вашей организацией, в том числе.

А.Б.: Да, мы входим в инициативную экологическую группу Ванино.

А.Х.: Сколько человек планируется на этом митинге?

А.Б.: Мы заявили более 1000 человек, потому что проблема эта не только Ванино, это проблема и соседних поселков. У нас, что касается модернизации порта, она не только по углю необходима. Она необходима и по глинозему. Мы надеемся, что сейчас, учитывая, что развивается свободный порт Ванино, и в эту структуру входят новые инвесторы, мы надеемся, что и глинозем, который у нас открытым способом сейчас переваливается, тоже пройдет [модернизацию] причал 20-й или построится новый причал, и сделают у нас закрытую перевалку и глинозема тоже.

А.Х.: Я так понимаю, поселок Ванино не такой уж и большой. Сколько жителей в вашем поселке?

А.Б.: 15700, если округлить.

А.Х.: А руководство порта каким-то образом препятствует этому митингу или все-таки идет хотя бы в этом плане с вами на контакт и разрешает беспрепятственно участвовать и работником порта в этом митинге?

А.Б.: Я не могу сказать, что есть какие-либо препятствия. Но учитывая, что все-таки, конечно, докера и члена нашей инициативной группы, я считаю, что строго наказали за то, что он занимался видеосъемкой в порту. Хотя сейчас говорится, что на рабочем месте нельзя было делать и т.д., но есть вопросы, когда работодатель все-таки должен с определенными работниками работать чуть-чуть по-другому. Учитывая, что он – член экологической группы, я считаю, что наказание его в порту должны снять, руководство. И если наказание это, по мнению работников порта, правомерно, то оно не должно выливаться в такие репрессивные меры. Как, допустим, лишение премии. Это серьезно очень, нужно же учитывать, что у человека трое детей. И когда премия составляет половину заработка, это очень серьезно, это наказание, препятствующее уже в дальнейшем его нормальной жизни и жизни его семьи. Так делать нельзя. Нужно разговаривать со своими работниками, нужно таких людей использовать на своем производстве в том плане, что он обращает внимание именно на проблему и помогает вам тем самым решить ее. Поэтому говорить о том, что мешает нам порт в проведении митинга, мы не можем. Но и сказать о том, что работники порта придут на этот митинг, тоже нельзя. Потому что каждый из них думает: «Ага, а если и меня точно так же лишат премии?». Эти вопросы, конечно, влияют на людей.

А.Х.: В СМИ я нашла, что кроме неравнодушных жителей поселка и представителей вашей инициативной экологической группы, будут приглашены и представители прессы и члены ОНФ?

А.Б.: Да. Будут приглашены и члены ОНФ, и представители прессы, и мы приглашаем все партии, которые у нас есть. Мы послали приглашение и в ЛДПР, и в КПРФ, и в «Единую Россию». Мы всех их призываем, чтобы они вместе с нами вышли на этот митинг. Это очень правильный митинг, он называется «За экологическую безопасность и здоровый образ жизни». Это очень важные вопросы. Когда люди живут на этой территории, мы призываем сейчас всех – приезжайте сюда, на Дальний Восток, берите гектар, развивайте свое производство, работайте, живите здесь. И при этом мы не предлагаем людям хорошие условия в части экологической безопасности. Люди должны понимать, что у них есть будущее. И когда они смотрят на окружающий мир, их взгляд должен радоваться. А когда взгляд видит вот эту вакханалию пылевую, трудно радоваться жизни в таких условиях.

А.Х.: Мы благодарим вас, что вы сумели с нами связаться и прокомментировать эту ситуацию. Я надеюсь, что после вашего митинга наладится и экологическая ситуация в поселке, и руководство порта пойдет на какие-то конструктивные меры по усовершенствованию производства.

А.Б.: Я бы хотела уточнить, что руководство порта замечательное, и они, в общем-то, думаю, что нас поддерживают. Хотелось бы, чтобы владельцы порта тоже прониклись этой ситуацией и участвовали в том, чтобы изменить обстановку.

А.Х.: Огромное вам спасибо. Я напомню, что с нами на связи была Анжела Григорьевна Брянкина, руководитель Ванинской районной общественной организации «Побережье». Накануне нашей программы мы связались с Александром Владимировичем Егоровым, председателем профкома российского профсоюза докеров, который рассказал нам об этой ситуации со своей точки зрения, с позиции работающего в порту человека и рассказал нам о последствиях обращения к Владимиру Владимировичу Путину. Давайте послушаем это интервью.

Александр Егоров: Дело в том, что у нас в поселке сложилась экологическая катастрофа. Причина этому – порт Ванино, первая причина, не считая еще и терминалы, которые вблизи, допустим, СУЭК у нас работает. Обещают, а выполняется мало чего. В порту ведется выгрузка угля с нарушением технологий. Мы уже давно с жителями поселка против этого. В 2011 году, по-моему, у нас состоялся митинг, или в 2013, не помню. Постоянно пытаемся чего-то добиться, люди не согласны с таким решением руководства порта – перегружать таким грязным путем с полувагонов. Притом, что в 2010 года была вообще запрещена разгрузка полувагонов грязным путем. А у нас все это происходят здесь. При этом не ведется никакой модернизации порта. Каждый раз наблюдаем днем, после ночных смен, ночью у нас это обостряется, кроме того, работают сеялки, у нас стоят постоянно черные угольные тучи надо портом, над поселком. Терпение уже у людей на исходе. Также и меня это касается. Кроме того, что я – работник порта, я являюсь жителем поселка Ванино, у меня тут дети. Хотелось бы, чтобы дети росли здоровыми. Не хочется никуда уезжать отсюда, мы любим свой любимый край. Но, по большей части, здесь людей вынуждают. И смотришь, брать последнюю пятерку лет, - население 20 тысяч было, сейчас уже 15 тысяч осталось. Терпение на пределе.

А.Х.: А вы обращались в администрацию ОАО «Ванинский морской торговый порт»? Что вам отвечают руководители?

А.Е.: Мы больше сделали. Инициативная группа была создана в 2016 году. Мы обращались в администрацию порта Ванино, к руководству. И обращались к властям Хабаровского края. На фоне этого было принято решение, план по разработке каких-то действий. Из этих мероприятий, что согласованы с властями, не было сделано буквально ничего. Идут голословные обещания. У нас идут, например, выборы. На голосование пришли 1/10 часть населения. О чем тут говорить? Потому что люди уже ни во что не верят. Даже гражданской позиции уже нет, потому что даже те же работники работают, как на каторге, здесь, в порту.

А.Х.: И вы решили написать обращение к президенту? И, я так понимаю, написали это обращение?

А.Е.: Да. Мы писали и до этого, местным властям Хабаровского края. И уже дошло, думаем, последняя точка – надо обращаться к вышестоящим органам, если на местном уровне и на краевом ничего не делается. Люди уже начинают разочаровываться в этом.

А.Х.: Когда вы написали обращение к президенту?

А.Е.: У нас ушел видеоролик, мы отсняли материал, отработали этот материал, что у нас здесь творится, что мы здесь наблюдаем. Мы решили показать это стране, нашему руководству страны. Это было в конце прошлого года. Последовали санкции в отношении меня. Но я привык уже. Кроме этого, руководство порта давно недовольно мной. У меня просто такая жизненная позиция, я всегда отстаивал права работников. Я, кроме этого, являюсь председателем первичной профсоюзной общественной организации российского профсоюза докеров. Экология у меня стоит на втором месте. Хочется, чтобы дети росли здоровыми, чтобы тут и морепродукты были, рыба плавала, как раньше.

А.Х.: Я так понимаю, об этом обращении узнали в руководстве порта? И дальше последовала какая-то ужасная дисциплинарная ответственность?

А.Е.: Да, конечно. Дело в том, что я ничего не скрываю, я не вижу здесь никакого секрета. Я думаю, если у нас руководство порта идет на это, прям внаглую заставляет перегружать уголь таким путем. Они даже, кстати, не реагируют на краевые власти. Хотя экологами, допустим, Росприроднадзора делается представление. Даже прокуратура у нас вынесла постановление о нарушениях, штрафные санкции. Но у нас в государстве штрафные санкции, я так понял, там 50 тысяч штраф, что это такое – 50 тысяч? У нас сейчас встал вопрос, мы не знаем даже, кто хозяин порта на данный момент. Представители «Мечела» отказываются, что они владеют портом. Власти краевые не знают, кто владелец порта. И мы даже не знаем, кому сейчас задать этот вопрос, с кем выяснять, мы не знаем даже, как дальше будет это происходить, все это безобразие в порту. Я не знаю, что у нас здесь творится, на Дальнем Востоке. Даже к чему приходить, не знаем, к каким действиям. 29 числа состоится митинг у нас в поселке Ванино. Надеюсь, что люди, которые небезразличны, придут на этот митинг. У нас уже собирается больше 1000 людей. Хотя сейчас идет такая пропаганда по самому предприятию, что чуть ли не до увольнения людей, что если кто-то появится или из их семей кто-то появится на самом митинге 29 числа, то может до этого дойти, всех они там будут контролировать. Вот даже до такого доходит. Вот оно, демократическое государство наше. Конечно, неприятно все это понимать. Хочется просто прийти с работы, провести день спокойно. А тут приходится бороться, отстаивать свой родимый край.

А.Х.: А есть ли у вас поддержка среди ваших докеров или все настолько запуганы, что боятся об этом говорить в открытую, как говорите вы?

А.Е.: Нет, вы знаете, есть такие ребята, мне даже более чем приятно, которые подходят сами, интересуются: «Саш, ну вот как вот?». Но мало, конечно, народа. И все, постепенно люди привыкают к этому рабовладельческому строю, к этой каторге. Вы не были на территории, вы не знаете, что там творится. Бывает до того, что там в 3 метрах не видно, только один свет фар техники, до чего стоит угольная пыль. Рабочие места находятся в таком состоянии, даже где не перегружается уголь, где перегружается другой вид груза, тот же алюминий или еще что-либо. Тут ужас, что творится. По идее, у меня есть право фиксировать нарушения рабочих мест как у председателя российского профсоюза докеров в связи с законами. А тут, оказывается, я не имею право, я должен им подать для этого какие-то заявки, чтобы, конечно, к этому моменту было все остановлено.

А.Х.: То есть вы не имеете право снимать сам процесс? Или как?

А.Е.: Я имею право фиксировать все. Но как фиксировать, самой методики в нашем государстве нет, не разработано. А.Х.: Огромное вам спасибо, Александр, что вы сумели с нами пообщаться.

Мы рассказывали о достаточно серьезной экологической проблеме, которая сложилась в поселке городского типа Ванино в Хабаровском крае.

Беседу вела Александра Хворостова. 
comments powered by HyperComments