Страсти по инвестициям или почему большой бизнес буксует на Дальнем Востоке

Вот уже два как года стартовали ТОСЭРы, появились свободные экономические зоны, и государство дало инвесторам всевозможные льготы. Однако акулы бизнеса не спешат тратить деньги и начинать производства, потому что опасаются остаться ни с чем
31.05.2017       17:07
Новости Советской Гавани
1353

Вот уже два как года стартовали ТОСЭРы, появились свободные экономические зоны, и государство дало инвесторам всевозможные льготы. Однако акулы бизнеса не спешат тратить деньги и начинать производства, потому что опасаются остаться ни с чем.

ПУСТИТЕ ВСЕХ ТОСЭР

Но, если с ТОСЭРами как-то понятно, чем завлекать бизнес: льготы, преференции и поддержка, то у районов, не вошедших в список счастливчиков, вообще перспектива туманная, хоть танцы с бубнами устраивай, лишь бы оживить экономику. Однако, если «крупную рыбу» заманить и удастся, не факт, что все сложится. В отношения бизнеса и государства вполне могут вмешаться люди, которые «понаехавших» инвесторов принимают в штыки.

Недавно подобная ситуация сложилась в Советско-Гаванском районе Хабаровского края. С марта 2017 года население, точнее сказать, инициативная группа, начала заваливать различные инстанции жалобами на действие появившегося два года назад здесь инвестора - «Компании Ремсталь»: «Они нас обманули, обещали, что будут газом заниматься на экспорт, а сами уголь переваливают», «Сперва Ванино, Находка, а теперь и до нас добрались. Чистейшую бухту Эгге углем завалили. Мы дышим угольной пылью», «Совгаванцы задыхаются от угольной пыли».

Это еще самые мягкие высказывания и претензии в адрес инвестора. Жалобы разлетелись от правительства Хабаровского края до Москвы. Читая их, фантазия действительно рисует жуткую картину. Но все ли так на самом деле мрачно, и почему местное население против развития портовой зоны Советской Гавани?

Небольшой город раскинулся на берегу бухты Эгге, впадающей в Татарский пролив на севере Хабаровского края. Когда-то здесь жили почти 36 тысяч человек. Существовали за счет морского порта, его инфраструктуры и самого крупного северного судоремонтного завода, который выполнял заказы минобороны, но с развалом СССР исчезли и завод, и рабочие места, и заработки. Остался только порт - единственное реальное место, которое не прекращало работать, но в начале 2000 и он стал дышать на ладан.

В 2008 году в Москве решили для оживления экономики и привлечения бизнеса на территориях нескольких портов страны, в их число попала и Советская Гавань, сделать особую экономическую зону. Статус присвоили на 49 лет.

На Совгавань были отдельные виды. По идее, благодаря уникальному географическому положению и природным условиям залива Эгге, Советско-Гаванско-Ванинский транспортный узел бесспорно бы заинтересовал крупных инвесторов и вполне мог стать международным многопрофильным портом и судоремонтным центром. Но, увы. 28 сентября 2016 года особая экономическая зона Совгавани приказала долго жить, потому что была признана неэффективной.

ЗУБЫ НА ПОЛКУ

И что в итоге? Крупных предприятий нет, заработков нет. Молодежь, с мечтами о лучшей жизни, уезжает, если не в Хабаровск, то в Комсомольск-на-Амуре. Работоспособное населения постарше пытается пристроиться в соседнем Ванинском районе, где с инвесторами и крупными предприятиями повеселее.

- Люди готовы тратить по три часа на дорогу ежедневно, лишь бы гарантированно получать зарплату. Найти работу у нас в районе вариантов не так и много, - констатирует, вздыхая, Юрий Бухряков, глава Советско-Гаванского района. - Если человек пристроился где-то на муниципальную или бюджетную службу, это прям шикарный вариант.

- А остальные как же? - интересуемся.

- Остальные? Или уезжают на заработки вахтовым методом, или ждут сезона путины и зарабатывают на рыбе. Кто легально, а кто не совсем, - объясняет руководитель района. - А тут пришел инвестор и тот не угодил. Да, там есть проблемы с этим углем, компания начала его перевалку без соответствующих разрешений, а главное - без соблюдения экологических норм. На фоне ситуации с нашими соседями в Ванинском порту, где народ взбунтовался от пыли, естественно, совгаванцев тоже возмутило. Я, конечно, людей поддерживаю, подобное производство должно осуществляться с соблюдением закона и прописанных в нем требований. Но вот бессмысленное и безапелляционное - «Нет углю в Советской Гавани» отвадит любого инвестора. И при этом мало кто задумывается над тем, что кроме портовой зоны нам и заманить бизнес больше нечем. А нет желающих, нет и работы.

Как живут люди в Совгавани, можно понять, зайдя в любой продуктовый магазин. На полках вроде бы есть все необходимое, но покупатели не спешат тратить деньги и с какой-то вселенской тоской смотрят на ценники и кладут вкусняшки обратно.

- Мам, ну, мам, ну купи вафельку, ну купи, - едва не переходя навзрыд, просит девочка лет пяти.

- Мы вчера тебе уже брали, - женщина спокойно, будто заучив фразу, говорит малышке. - Солнышко, у мамы нету денежек. Вафельку в другой раз.

Но девочка все равно, пытаясь настоять на своем, вновь и вновь возвращалась к стеллажу со сладостями. Продавец, видя мое любопытство и быстро смерив меня взглядом, явно не местного жителя, одной фразой объяснила все.

- Вот так и живем, у нас при деньгах, пусть и не больших, сейчас только пенсионеры да бюджетники, - грустно резюмирует женщина за прилавком.

НЕ ЖИЛИ БОГАТО И НЕЗАЧЕМ?

- Но вот у вас люди встали против «Ремстали», на митинги выходят, письма в Кремль и полпреду в ДФО Юрию Трутневу пишут, а вы сами что об этом думаете? - интересуюсь.

- Я ничего не думаю, я кассу каждый вечер сдаю и беспокоюсь, лишь бы с такой выручкой магазин не закрыли, - говорит Ирина, как написано на бейдже. - Да и вообще людям голову задурили, вот и все. Кто во главе инициаторов-то стоит? Наши местные, типа олигархи. Им магазины принадлежат, газеты и тв.

- Это вы про Олега Калашникова (лидер инициативной группы «Нет углю» и один из самых крупных предпринимателей Советской Гавани, специализируется на торговле)? - уточняю.

- Ну, а о ком же еще, - смущенно смотрит девушка по сторонам, будто опасаясь лишних ушей. - Как зарплату платить, то от раза к разу, мол, денег нет. А как митинги устраивать, так есть. Вы вон сами видели, люди на всем экономят, лишний раз ребенку конфетку не купят. Да вы по дворам нашим походите, детских площадок - раз-два и обчелся, на больницу вообще смотреть страшно, не то что зайти, потолок на днях, говорят, в каком-то кабинете рухнул. Бассейн несчастный уже лет десять строят. Кто-то из предпринимателей местных хоть бы копейку в город вложил, только слова, все слова.

- Ну, какая-то же есть причина, что люди так на «Ремсталь» ополчились, - пытаюсь выяснить.

- А причина проста. Волну с Ванинского порта просто пригнали к нам, а что еще у нас ванинским митингантам делать, да просто там все затихло, а поорать хочется. Пустое это все, - вздыхает Ирина и дает понять, что больше не склонна продолжать беседу.

Вспоминаю, что в нескольких обращениях, которые мне довелось прочитать, были и упоминания о том, что ситуация с углем «Ремстали» отразилась якобы на здоровье местного населения, мол, увеличилось количество раковых заболеваний, люди задыхаются от пыли и много чего еще. Вот и повод наведаться в районную больницу, чтобы все разузнать.

- Да откуда такие данные? - откровенно недоумевает Надежда Толочко, главный врач Советско-Гаванского района. - Вот, даже астматиков у нас за год поубавилось. В 2015 году на учете стояли 196 человек, это на весь район, а к концу 2016 уже 182. А что до онкологии, то в первых рядах, как везде, рак молочной железы и простаты. И при чем тут угольная пыль? Да и вообще, насколько мне известно, переваливать уголь «Ремсталь» толком даже и не начала. В середине марта вроде бы первые составы начали приходить.

- Но ведь люди пишут, жалуются, говорят, что на самом деле все не так, как вы говорите, - аргументируем. - И в городе чуть ли не экологическая катастрофа назревает.

- Так написать могут все что угодно. Представители инициативной группы и ко мне приходили, уговаривали дать данные, которые им нужны, но я не намерена обманывать, да и статистика - вещь упрямая, голые цифры, а они говорят об обратном, - твердо заявляет главврач. - А что до больницы, так она, сами видите, разваливается. Так вот мы бы любую помощь приняли. Кто бы только предложил. Ругать все горазды.

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

Отправляемся на тот самый причал, из-за которого город в буквальном смысле разделился на два лагеря. К незваным гостям генеральный директор «Компании Ремсталь» Рифкат Бадрутдинов уже привык. За последние два месяца кому он свое хозяйство только не показывал, от Росстроя и санэпидемнадзора до экологов и чиновников правительства Хабаровского края.

И вот новые проверяющие с вопросами: представители краевых министерств транспорта и промышленности, минприроды и депутат государственной думы (комитет по энергетике) Борис Гладких, который, наслышанный о проблемах совгаванцев, приехал оценить масштабы бедствия своими глазами.

- Нам суд в начале апреля запретил вести перевалку угля на 20 дней, но мы решили, что, пока все не устраним и не сделаем, как положено по закону, деятельность не возобновим, - генеральный директор «Ремстали» показывает территорию причала. - Вообще-то мы оборудование в Германии для пылеподавления заказали еще в феврале, но пришлось принимать уголь раньше, чем планировали. Теперь вот расплачиваемся. Причал у нас в собственности, взяли еще 200 гектаров земли в аренду. Два года ушло только на все эти согласования.

- А как с системой очистки воды? - интересуются проверяющие. - Чтобы вода с причала не попадала в бухту?

- Делаем водоотведение, устанавливаем отстойники, все земельные работы согласованы, - объясняет Рифкат Бадрутдинов. - Можете сами посмотреть, мы только за, чтобы нашу работу контролировали люди понимающие, пусть и инициативная группа присоединяется. Все равно, пока у нас не примут объект, перевалку пускать не будем. Еще территорию закроем специальными пылеулавливающими сетками, все забетонируем. Все расчеты сделаны по экологическому паспорту, с учетом местных ветров и месторасположения до ближайших жилых домов, а это по разным данным от 400 до 1400 метров, показатель уровня загрязнения воздуха не превысит даже 0,8 % от допустимых норм.

- А каков объем налогов по вашим расчетам, сколько рабочих мест планируется и чем готовы помогать городу и району? - вопрос по существу от Бориса Гладких. - Люди хотят видеть, какая польза им от вас, а пока только одни претензии.

- Перевалка угля - это наш не основной вид деятельности, мы делаем ставку на перевалку сжиженных углеводородных газов, вот площадку готовим, оборудование уже завезено, планируем скоро приступить к монтажу, - показывает бизнесмен накрытые тентами контейнеры. - И по нашим подсчетам, только при планируемой нами перевалке угля до одного миллиона тонн в год в региональный бюджет будем отдавать до 35,2 миллионов, взносы в ПФР, ОМС и ФСС составят порядка 36,5 миллионов рублей, а с запуском газа суммы увеличатся в 4 раза. Около 400 рабочих мест обеспечим. Что до помощи, то слышали: местной больнице она нужна, готовы рассмотреть вопрос, да и со спортивными объектами здесь беда.

ИЗБИРАТЕЛЬНЫЙ ПОДХОД

После увиденного с двойственным ощущением я отправилась в прокуратуру, выяснить, как на сложившееся в городе противостояние смотрят правоохранители. Оказалось, что предвестники непонятного нагнетания вокруг «Ремстали» были еще далеко до появления первых вагонов с углем.

- Жалобы были по земельным участкам, выделенным в аренду. Мы проверки как таковые в отношении «Ремстали» не проводили, там вопрос больше не к нам, а к мэрии и району, ну и иных надзорных структур, - объясняет помощник прокурора Советско-Гаванского района. - А об угле информация только в конце марта появилась. И сразу ажиотаж начал усиливаться.

Пружина конфликта действительно закручена основательно, а вот зачем и почему, ответы на эти вопросы мы решили поискать у лидера инициативной группы «Нет углю» Олега Калашникова.

Аккурат застав его после очередного митинга, на котором воодушевленные пенсионерки под финал выступления вдохновителя начали скандировать: «В мэры его! В мэры!».

- Ну, что? Планируете идти в мэры? - интересуюсь.

- Нет, не планирую. Я предприниматель, - с хитрецой, улыбаясь, отвечает глава инициативной группы.

- Так что вам в работе «Ремстали» не понравилось? - продолжаю.

- Они обманули жителей города, обещали переваливать газ, а начали завозить уголь. Мы не хотим здесь угля, у нас чистая экология, а они здесь загадят все этим углем, - твердо заявляет мужчина. - Тем более уголь переваливается без соблюдения экологических норм. Нарушения очевидны.

- Но сейчас инвестор активно старается выполнить все экологические требования, - продолжаю. - Неужели не дадите шанса тому, кто хочет исправить свои ошибки?

- Мы под большой лупой будем смотреть на их работу. И если сейчас даже «Ремсталь» выдаст все нормативы, их печаль, что они расположены рядом с городом, - объясняет Олег Калашников. - Что эти инвестиции угольщика? Он будет налоги платить 18% в краевой и 2% в федеральный, а в город ноль, зачем нам такой инвестор? У нас любой рыбак дает в город больше.

- А вы сколько как предприниматель налогов платите? - интересуюсь.

- А при чем тут мои налоги? - явно с напряжением в голосе парирует лидер инициативной группы «Нет углю». - Я не знаю, нужно высчитывать. И вообще речь-то не обо мне, а о «Ремстали», если они такие богатые, пусть строят себе железную дорогу до залива и переваливают там подальше от города. В Совгавани угля не было и не будет.

- Постойте, почему же не было, - уточняю. - А первый причал порта? Который, кстати, находится почти в плотную к городу в отличие от причала «Ремстали». Там уголь переваливают уже больше 10 лет и без всяких экологических защит открытым способом, почти под 800 тонн в сезон. Так в чем же разница между одним предприятием, переваливающим уголь, и другим. Что ж вы не протестуете против угля на первом причале?

- Ну, там для Севера уголь переваливают, а здесь под продажу, - аргументирует Олег Калашников.

- И что? Там люди точно так же на перевалке деньги зарабатывают, - продолжаю.

- Ну, они почти уже наши, родные,- пытается объяснить лидер инициативной группы.

Как-то странно выходит. С одной стороны, «Нет углю» в Советской Гавани, а с другой стороны, своих не трогать? Какой-то избирательный подход в борьбе за здоровье и интересы совгаванцев.

О НАЛОГАХ, БЮДЖЕТЕ И СОРИНКЕ В ЧУЖОМ ГЛАЗУ

Олег Калашников, которого местные жители считают местным олигархом, видимо, не в курсе, что город, как и район, в глубокой финансовой яме. Настолько глубокой, что аж плакать хочется. И предприниматели района, некоторые из которых числятся в лидерах инициативной группы «Нет углю», на конец апреля 2017 года, по данным управления налоговой службы Хабаровского края, задолжали более 177 миллионов рублей. Что больше 60% от начисленной суммы. А что до взносов в пенсионный фонд, то выходит, что почти каждый второй из 718 числившихся в Советско-Гаванском районе бизнесменов не уважает своих работников и не платит страховые взносы, фактически лишая совгаванцев будущих пенсий.

- В 2016 году в региональное отделение ПФР предпринимателями указанного района было уплачено 26 миллионов взносов, и 56 миллионов они до сих пор должны, - комментирует ситуацию Мария Славутская, руководитель пресс-службы отделения ПФР по Хабаровскому краю.

- А сколько из федерального бюджета ежегодно выделяется денег на пенсии совгаванцев? - уточняю.

- В 2016 году практически 2 миллиарда 600 тысяч рублей, это только на 13 тысяч 379 пенсионеров. А еще есть социальные льготники, чуть больше 2,5 тысяч человек, им выплатили еще 83 миллиона 400 тысяч, - приводит статистику Мария Славутская.

И еще немного арифметики. На сегодняшний день в районе с населением примерно 40 тысяч человек почти 40% пенсионеры и льготники, еще 20% - несовершеннолетние. Вот и выходит, что из оставшихся 40 процентов тех, кто мог бы и хотел бы работать, по сути, при деле меньше половины.

- Район дотационный почти на 60%. Именно столько местным властям не хватает для выплаты зарплат муниципальным служащим и на нужды района, - комментируют в министерстве финансов Хабаровского края. - Сам район по налогам зарабатывает сейчас лишь 40%. Все, что не достает, компенсируется из краевого бюджета, который тоже в свою очередь формируется из поступивших налогов.

Вот теперь представители инициативной группы 16 тысячам совгаванцам, живущим на пенсии и соцвыплаты, пусть объяснят, почему им безапелляционно в районе не нужен крупный бизнес.

 

Юлия Коршун, "Комсомольская Правда"

comments powered by HyperComments