ОМОН в Хабаровске предотвратил майдан по украинскому сценарию?

В истории протеста поставлена точка? Или многоточие?
13.10.2020       11:05
Новости Дальневосточного региона
1334

10 октября 2020 года, в 92-й день протестов сторонников арестованного по подозрению в организации заказных убийств экс-губернатора Сергея Фургала, наиболее радикальная часть митингующих установила на главной площади Хабаровска палатки, подражая украинскому Майдану. На этом ангельское, даже по мировым меркам, терпение властей иссякло: на площадь вышел ОМОН. На просьбу убрать палатки, протестующие ответили отказом, последовали провокации. ОМОН применил силу. Задержаны, по различным данным, порядка 30 человек. Поставлена ли в истории хабаровских протестов точка или это только многоточие? 

Откуда «растут ноги» хабаровского протеста?  

То, что происходит сегодня в Хабаровском крае, началось намного раньше памятного утра 9 июля 2020 года, когда московские силовики задержали тогда еще действующего губернатора региона Сергея Фургала прямо возле его дома, когда он собирался сесть в автомобиль.  

Протест в Хабаровском крае начал интенсивно набирать обороты примерно за два года до выборов губернатора – 2018.  

Тогда еще губернатор края Вячеслав Шпорт все больше раздражал жителей своим бездействием, барством, хамством. Особенно страдала от губернаторства Шпорта провинция, которая была фактически брошена краевой властью.  

К лету 2018 года протестные настроения по отношению к Шпорту достигли такого накала, что всем здравомыслящим людям было ясно: губернатором ему больше не быть.  

В регионе одно за другим умирали сельхозпредприятия, тысячи селян теряли работу, а на хабаровские земли всё чаще приходили китайские бизнесмены, которые уничтожали скотоводство, растениеводство в пользу выращивания сои.  

Не лучше складывалась ситуация в лесной отрасли: крупные предприятия банкротились, на улицу шли тысячи лесозаготовителей.  

Без работы, отметим, оставались жители поселков, где больше никакой иной работы нет. 

Регион безнадежно тонул в долгах – за время своего правления Шпорт умудрился нарастить госдолг в 15 раз: с 2,8 млрд до 41,1 млрд рублей. Причем, одалживалось правительство Шпорта преимущественно у коммерческих банков, набирая дорогие кредиты. Жизнь людей при этом менялась только в худшую сторону: чтобы обслуживать кредиты, краевые власти «резали» социалку, медицину, культуру, образование.  

В крае несколько лет подряд не утихали экологические протесты, митинги потерявших работу работяг.  

Словом, никто больше Шпорта видеть в кресле губернатора не хотел.  Люди гадали, кого почтит доверием президент России, направив на предстоящие выборы.  

Но неожиданно абсолютно для всех «большой человек» - полпред президента в ДФО Юрий Трутнев – что называется, «упёрся».  

Трутнев категорически отказался менять губернатора в Хабаровском крае. А президент послушал своего полпреда.  

Это было нелогично. Это было оскорбительно для людей. Людям никто даже не попытался объяснить логику действий власти. Да и была ли она – логика?  

Вячеслав Шпорт, убаюканный сладкими речами своего управления по внутренней политике, пребывал в наивной уверенности в том, что «его все любят». И – пошел на выборы.  

«Избирательный бюллетень сильнее пули» (Авраам Линкольн) 

Губернаторская избирательная кампания 2018 года стала самой грязной, самой возмутительной за всю историю выборов в Хабаровском крае.  

На пост губернатора края претендовали: Вячеслав Шпорт (выдвинут «ЕР), действующий депутат Госдумы РФ Сергей Фургал (ЛДПР), Андрей Петров (Зелёные), многодетная мать – индивидуальный предприниматель Анастасия Саламаха (КПРФ), хабаровский издатель Игорь Глухов («СР»).  

Изначально всем было понятно: все, кроме Шпорта идут на выборы как технические кандидаты.  

Что же касается депутата ГД РФ Сергея Фургала, то и от него сюрпризов никто не ждал – это были не первые выборы, когда не особенно известный в регионе своими делами депутат ГД от ЛДПР оказывал подобные услуги правящей партии: Фургал и раньше баллотировался в губернаторы, обозначая свое участие в выборах лишь подачей пакета документов. Однако народ решил иначе, уготовив Фургалу совершенно иную судьбу.   

Первый тур выборов оказался провальным: люди категорически отказывались голосовать за Шпорта. 

Власти тогда пустились, что называется, во все тяжкие. Такой грязи, по всеобщему признанию, на выборах в регионе не видели даже в 90-е годы. При этом вся грязь могучим потоком лилась именно из штаба кандидата, поддержанного властью – Шпорта. Хабаровчан оскорбляли публично, выпуская ролики, унижающие жителей региона, стравливали хабаровчан и приморцев, угрожая отобрать статус столицы ДФО у Хабаровска в пользу Владивостока. Хабаровчане в социальных сетях отвечали: «да забирайте!». Статус столицы был присвоен Владивостоку. Сделано все было именно так, чтобы как можно сильнее оскорбить хабаровчан.  

Реакция на это, причем, не только в Хабаровском крае, но и во всем ДФО, была столь яростной, что властям пришлось придумывать некие невнятные оправдания: мол, это еще раньше было решено. Надо ли говорить, что в эти оправдания никто не поверил?  

При этом у полпредства одновременно с Хабаровским краем всё летело в тар-тарары и в Приморье. 

Перенос столицы во Владивосток хабаровчане поняли как предпочтение в пользу приморской столицы. Это только усилило обиду и унижение.  

И всегда спокойный Хабаровский край, настолько спокойный, что приморцы в шутку называли его «наша дальневосточная Эстония», встал на дыбы.  

Казалось, даже воздух в регионе был пропитан одним девизом, объединившим всех: «Ни одного голоса единороссам! Никогда!». 

После первого тура основными претендентами на пост главы края стали Шпорт и Фургал.  

И тогда власть допустила еще одну, грубейшую, ошибку: очень непрофессионально Фургала попытались снять с выборов, потребовав публично заявить о готовности пойти работать к Шпорту. Это привело избирателей в ярость. Люди требовали объяснений. В результате на экранах телевизоров появился довольно перепуганный Фургал, сообщивший, что не намерен сниматься с выборов и пойдет до конца. От него, собственно, ничего уже и не требовалось. 

Вячеслав Шпорт проиграл Сергею Фургалу с разгромным счётом: 27,97% голосов против 69,56% у Фургала.  

Отметим очень важную деталь: явка на тех выборах, при всём накале страстей, составила всего 42,79%.  

Как видим, подавляющее большинство избирателей – 57,21% - не захотели принимать участие в выборах губернатора: они не хотели видеть во главе края Шпорта, но и голосовать за «тёмную лошадку» Фургала тоже не хотели.  

В количественном выражении: в сентябре 2018 года правом избирательного голоса в Хабаровском крае обладали 978 972 человека. Из них в выборах приняли участие всего 418 902 человека. Из них за Сергея Фургала отдали свои голоса только 291 388.  

А 687 587 избирателей доверия Фургалу не оказали: они либо проигнорировали выборы, либо голосовали за других.   

Таким образом, в сентябре 2018 года за Сергея Фургала свои голоса отдали лишь 29,7 % от общего числа избирателей.  

Народный губернатор 

Когда хабаровчане осознали, что у них получилось показать «вожделенную фигу» Москве, они были счастливы. Надо ли их осуждать за это? Конечно, нет. Просто потому, что на выборах всегда кто-то проигрывает, а кто-то выигрывает. Ну, и потому, что победе всегда принято радоваться.  

Сергей Фургал шел на выборы с очень громкими лозунгами. Они приводили народ в неописуемое ликование. Это ликование старательно усиливалось невиданным доселе в регионе пиаром. Фургал во время выборов обещал: разобраться с высокими тарифами ЖКХ, снизить транспортный налог, спасти от крушения гигант лесопереработки «Аркаим», возродить сельское хозяйство, снизить огромный госдолг… список можно продолжать.  

Поняв, что реализовать все это быстро не получится, команда Фургала принялась накачивать общественное мнение рассказами о том, как Москва и засевшие во всех кабинетах единороссы не дают работать «народному губернатору».  

На пиар одного человека – губернатора -  очень проблемный регион тратил сотни миллионов рублей.  

Происходило нечто невообразимое: госдолг края рос, как на дрожжах, росло число безработных, количество проблемных предприятий, рос отток населения из региона, росла безработица, а вместе со всем этим росла и популярность Сергея Фургала.  

По крайней мере, так это выглядело в информационном поле. 

Фактически, в Хабаровском крае был создан настоящий культ личности. При этом никто особо не пытался даже разобраться в этой личности.  

На деле же все было далеко не так радужно.  

В сентябре 2019 года в крае прошла масштабная предвыборная кампания. Львиную долю мест в муниципальных, краевой. Городских думах взяла ЛДПР. Во власть прошли в прямом смысле «люди с улицы», среди них были просто дилетанты, горлопаны, порой – люди, не ладившие с законом.  

Правительство Фургала тогда подложило ЛДПР внушительных размеров свинью: ведь возможность говорить о том, что «окопавшиеся во власти единороссы мешают работать», больше возможности не было.  

Но оставалась еще «Москва», которая стала «мешать» «народному губернатору» еще сильней.  

Между тем цифры говорили об обратном – федеральный центр существенно увеличил финансирование региона. Но когда улица читала скучные финансовые отчеты?  

Хабаровский край между тем летел в экономическую пропасть. 

«Коней на переправе не меняют, а ослов можно и нужно менять» (Генерал Александр Лебедь) 

Имидж «народного губернатора» существенно поддерживал завод «Амурсталь». Фургал неоднократно подчеркивал, что именно он возродил единственный в ДФО электроплавильный завод. Однако именно с «Амурстали» и прилетели первые вестники того, что над «народным губернатором» сгущаются тучи. 

Компания принадлежала давнему деловому партнеру Фургала Николаю Мистрюкову (25%), супруге Фургала Ларисе Стародубовой (25%) и московскому бизнесмену Павлу Бальскому (50%).  

Именно Бальский заявил о том, что, став губернатором, Фургал фактически пытается выдавить его из бизнеса, а на заводе между тем, происходят весьма темные дела – предприятие накопило колоссальные долги перед кредиторами, куда уходят деньги – непонятно.  

Аффилированные с Фургалом СМИ и телеграм-каналы подняли невероятный шум, заявив, что, ввиду строительства моста материк – Сахалин, Бальский пытается отобрать завод у «народного губернатора». 

Однако любой, кто хоть немного знаком со строительством мостов, понял бы сразу, что это – утка.  

Дело в том, что «Амурсталь» не производит металлоконструкции, используемые при строительстве мостов. Завод производит арматуру, которой при строительстве мостов нужно очень мало.  

Например, на строительство моста на Сахалин, проектная длина которого 5,9 км, необходимо 20 тыс. тонн арматуры. Это меньше месячной нормы выработки «Амурстали». 

Ради одного месяца работы завод не нужен.  

Вскоре Бальский официально обратился в правоохранительные органы. И на свет начали всплывать весьма неблаговидные подробности о семейном клане Фургалов.  

Вскоре стало известно и о том, что СК РФ поднял старые дела о заказных убийствах предпринимателей в Хабаровском крае.  

20 ноября 2019 года сборная группа МВД РФ и ФСБ РФ задержала Николая Мистрюкова.  

9 июля 2020 года, как уже говорилось, был задержан Сергей Фургал. 

В один день с Сергеем Фургалом были задержаны еще четверо его давних партнеров и знакомых: хабаровские депутаты от ЛДПР Дмитрий Козлов (бывший замгендиректора по безопасности на «Амурстали), Сергей Кузнецов (гендиректор «Амурстали»), а также двое хабаровских предпринимателей – бывший гендиректор «Дальпромснаба» Николай Шухов и директор «Дальневосточного монолита» Евгений Аверьянов. Арестован и еще один давний знакомый Фургала – Андрей Карепов, его подозревают в посредничестве при организации убийств. 

Все задержанные этапированы в Москву и там арестованы.  

20 июля президент России Владимир Путин отправил Сергея Фургала в отставку с формулировкой «в связи с утратой доверия».  

«Весь Хабаровский край вышел за народного губернатора!». Точно – весь?  

Почти сразу после ареста Фургала в Хабаровске начались массовые протесты. В первые дни на улицы выходило очень много людей, данные разнятся: одни называют цифры до 100 тыс, другие поменьше. Но людей было действительно очень много. Многие были шокированы арестом недавно избранного губернатора: ведь почти два года, ежедневно, людям рассказывали, что Фургал «народный». Вот люди и поверили, забывая при этом, что до выборов 2018 года они про Сергея Фургала, который 12 лет был депутатом от Хабаровского края в ГД РФ, они ничего не знали.  

В первые дни хабаровский протест поддержали пикетами и «кормлением голубей» и в других регионах ДФО. И там, и в Хабаровске немало было тех, кто выходил с лозунгами о плохой жизни на Дальнем Востоке. Но таких усиленно забивали кричалки «За Фургала».  

Множество беспристрастных журналистов, которые в те дни наводнили Хабаровск, в разговорах с людьми слышали именно претензии к Минвостокразвития, к федеральным властям: «разговоров о развитие много который год, а жизнь ухудшается».  

Постепенно большая часть обычных людей покидала улицу.  

А на протестах все чаще происходили провокации, стычки с прохожими. Радикальнее становились кричалки: от «Свободу Фургалу» хабаровская улица докричалась до лозунгов вроде «Европа, вводи санкции!», «Просыпайся страна, нами правит сатана», и прочее.  

В колоннах протестующих все чаще стали мелькать лица приезжих: представителей структур беглого олигарха Ходорковского, представители штаба Навального, представители оппозиционных СМИ, иностранные журналисты и еще очень много разного народа. 

Хабаровчане все чаще высказывали возмущение: орущие толпы людей под окнами по выходным все больше раздражали горожан. К тому же, когда бесконечный (и щедро оплаченный) поток здравиц во славу Фургала в СМИ прекратился, люди начали анализировать события последних двух лет. И приходили к выводу, что митинговать-то не за что.  

А изрядно поредевшие протестные колонны зверели на глазах: то здание суда взялись осадой брать, требуя освобождения задержанных за нарушения общественного порядка, то девушку, которая спешила по делам и пыталась проехать на свой разрешающий сигнал светофора, избили и оскорбили, а потом еще и травлю в сети устроили не только ей, но и её малолетней дочери. Правоохранительные органы проявляли беспрецедентное терпение.  

Но 10 октября 2020 года митингующие перешли черту дозволенного. 

Майдан в Хабаровске?  

10 октября протестующие, подражая украинскому Майдану, установили на площади Ленина, возле здания краевого правительства, палаточный городок: с мощной звуковой аппаратурой и даже с полевой кухней.  

Именно так действовали радикалы на Украине.  

Силовики вежливо попросили убрать незаконные конструкции. Им ответили оскорблениями, провокациями, отказами.  

Тогда действовать начал ОМОН. Учитывая, что агрессивная толпа пыталась «отвечать ОМОНу взаимностью», задерживали обнаглевших «майдановцев» довольно жестко.  

Беснующаяся толпа орала оскорбления. Журналисты успели снять забавный инцидент: несколько митингующих заботливо уложили на асфальт женщину средних лет, при этом она успела поправить платье, затем откинула голову назад и закрыла глаза. После этого окрестности огласили истошные крики: «Убили!!!». Потом даму нашли сфотографировали: она прекрасно выглядела. 

Вперед, на ОМОН, протестующие пускали несовершеннолетних, беременных женщин, стариков.  

На хабаровской улице появились настоящие «титушки» - люди, задача которых заводить толпу.  

Вот подросток как по писаному говорит, глядя в объективы телекамер:  

«Они (ОМОН – Ред) сегодня избивают бабушек! Наших бабушек! Женщин, молодежь! Они избивают дубинками нас! За что?! За что меня избивать?! Я хотел вместе с нашим губернатором Сергеем Фургалом просто помогать народу!!!».  

Вы много знаете подростков, которым интересен губернатор? И вообще – политика? Кстати, ни одна бабушка не пострадала.  

Вот здоровенный мужик, орёт, распаляя себя и толпу: 

«Вы долго собираетесь это терпеть? Русский народ – самый рабский из всех! 300 лет Орда имела, теперь вот эти! Сколько можно все это терпеть?!». 

Вот представители «рабочего класса»: 

«У нас нет работы! Москва у нас все забрала! Они приходят сюда и все уничтожают! А теперь их псы пришли и избивают нас дубинками», - все это обильно пересыпано отборным матом. 

Вот женщина, которая на протяжении всего действа складывает руки у рта рупором и просто истошно орёт – без слов. Это нужно для «правильной картинки».  

Как развивались бы события в Хабаровске после 10 октября, если бы не вмешался ОМОН?  

В палаточном городке в центре Хабаровска стали бы жечь покрышки? Свиней бы развели? Портки бы начали сушить? Потом начали бы крушить все вокруг: витрины магазинов, автомобили? Захватили бы административные здания? Начали бы убивать людей?  

К счастью, Россия не Украина.  

Еще раз напомним: в сентябре 2018 года 29,7% избирателей Хабаровского края отдали свои голоса кандидату, имя которому «против Шпорта», а вовсе не Сергей Фургал. А более 70%  избирателей за Фургала не голосовали.  

Сегодня часть тех, кто избрал Фургала, выражая протест, кричат на улицах: 

«У нас украли выбор!». 

Но если будет доказано, что Фургал виновен в инкриминируемых ему преступлениях, то получится, что выбор у этих людей украл именно он.  

Как грибы после дождя плодятся в Хабаровске фонды по сбору средств «на адвокатов для Фургала». При этом адвокаты заявляют, что ни из каких фондов денег не получают. Средства нужны на поддержание протестов? Это значит, что ничего еще не закончено?  

Ведь убрать протест с улиц совсем не значит убрать протест вообще.