Ноу-хау

Я всегда вспоминаю рассказ отца, работавшего в то время директором Совгаванского судоремонтного завода Минморфлота (СРЗ ММФ), эпизод из истории завода.
07.07.2017       18:06
Выбор Редактора
846

Когда говорят о "ноу-хау", я всегда вспоминаю рассказ отца, работавшего в то время директором Совгаванского судоремонтного завода Минморфлота (СРЗ ММФ), эпизод из истории завода.

Дело было во время Великой Отечественной войны.

Как-то стали замечать, что в литейке у одного рабочего получается сталь с уникальными свойствами, гораздо лучше, чем у других рабочих. То есть у всех - обычная сталь, нормальная, а у этого - уникальная по ряду свойств - прочности, коррозионностойкости, износостойкости и т.д. Стали спрашивать - что ты делаешь? Почему у тебя такая сталь на выходе? Что добавляешь? Чем легируешь? Меняешь температурный режим? Ну и т.д. Мужик в ответ удивленно пожимал плечами - ничего не делаю... Все по тех. картам - температуры, добавки, примеси, время варки...

А ведь идет война, время суровое - "все для фронта!", но мужик не колется. Тогда его забирают чекисты и начинают допрашивать уже по-своему. Но мужик и тут испуганно лупает глазами и твердит свое - все, как надо делаю, ничего не меняю. Его давай обрабатывать серьезно, подводить под статью. А там дальше все просто - транспорты с з/к на Колыму уходили из Ванино регулярно, а до Ванино - пешком можно дойти... Могли просто по законам военного времени тут же в расход пустить. Вот только что ему пришьешь? Саботаж? Так он делает сталь лучше, чем другие. В общем, оставалось мужика только "прессовать" по-полной в застенках.

И пока его там "обрабатывали", в литейном подняли всю документацию, собрали всех рабочих, много экспериментировали, чтобы понять - что же он такое, делал, что у него получалась такая сталь?! Ничего не вышло, никто так и не смог не то что повторить, а получить хотя бы похожее.

А мужика решили сохранить почему-то. Может быть, кто-то в органах умным оказался, а может - решили "пусть хоть что-то варит!". В итоге его выпустили. Он оклемался, отлежался, и опять на работу в свою литейку.

И опять у него, зараза, сталь лучше всех. Но теперь за ним пристально наблюдали. Все он делает как надо, но, что интересно, уже ближе к концу процесса варки стали, он брал руки тоненькую трубочку и ... ртом что-то вдувал в печь, над расплавом. И так несколько раз.

Его опять за грудки и на допрос. И выяснилась интересная вещь - он вдувал над расплавом домашнюю настойку каких-то таежных сборов - то ли грибов, то ли кореньев, то ли трав ... в общем, какую-то совершенно постороннюю безобидную "хрень".

Спрашивается - Зачем?!

А мужик отвечает - а меня отец научил, он тоже был литейщиком, вот он мне и рассказал. Я так определяю готовность стали. Я когда дую, то смотрю на цвет образующегося пламени - если он не поменялся, значит еще рано, но как только цвет пламени поменялся - вся, сталь готова, ее нужно тут же сливать. Все! Весь техпроцесс, строго нормированный, соблюдался безукоснительно, но момент его окончания с точностью до минуты этот рабочий определял своеобразным способом, который ему рассказал его отец.

Вот что такое ноу-хау! Повторить, имея все данные по конструкции и техпроцессу, невозможно, важно знать какую-то малоприметную и незначительную мелочь, которая никогда не прописывается ни в каких документах, но решает все.

 

Вадим Лукашевич. Фото из личного архива любезно предоставлены автором.

comments powered by HyperComments