Спасти рядового дальневосточника

Спетая культовым музыкантом из Владивостока песня "Утекай" оказалась пророческой. "Человеческий капитал" продолжает утекать...
19.06.2018       19:23
Выбор Редактора
873

Спетая культовым музыкантом из Владивостока песня "Утекай" оказалась пророческой. "Человеческий капитал" продолжает утекать...

Коренное население Дальнего Востока, громко именуемое «человеческий капитал», продолжает утекать. Дальневосточники уезжают в Москву, Санкт-Петербург, Краснодар, Калининград и прочие западные, более комфортные во многих отношениях регионы, навсегда покидая родные места.

И, как ни странно, принятые за последние годы различные властные решения, в том числе по лояльным налоговым режимам для бизнеса - Свободный порт Владивосток (СПВ) и территории опережающего социально-экономического развития (ТОР), «дальневосточный гектар» не прекратили этот людской поток в западном направлении. А новые предложения и посулы власти в виде «подъемного» миллиона рублей для получивших «дальневосточный гектар» где-то даже огорчают и обижают коренных дальневосточников.

«Дальневосточный капитал» попытался разобраться, что заставляет дальневосточников, несмотря на предпринимаемые государством шаги, по-прежнему искать лучшей доли в других регионах? Каковы основные факторы, влияющие на стабильность местного населения? Учитываются ли они в принимаемых государством программах по его закреплению и, в том числе, в принятой в прошлом году Концепции демографической политики Дальнего Востока на период до 2025 года? Есть ли какой-то эффект от многочисленных конференций и форумов, посвященных этому вопросу, проходящих в последнее время в различных городах ДФО? Ответы на эти вопросы мы искали, опираясь на экспертное мнение ученых, политиков, журналистов и простых дальневосточников, которые пока не уехали.

Немного истории

«На протяжении 160 с лишим лет (с 1858 года) юг Дальнего Востока осваивали преимущественно молодые люди из других районов страны, и количество приезжавших сюда всегда превышало число покидавших этот регион, - считает кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН Юрий АВДЕЕВ. - Но в начале 90-х прошлого столетия возникла абсолютно новая ситуация: территория нового хозяйственного освоения предоставлена сама себе, а без государственной поддержки стала непривлекательной для жизни. Были свернуты программы экономического развития, достаточно сравнить список промышленных предприятий начала 90-х и нынешних. Сведены к минимуму социально-инфраструктурные проекты, люди лишились прежних льгот, утрачена былая привлекательность. В результате территория стала терять население.

За эти годы сокращение составило почти 2 млн человек, что равносильно полной потере населения Хабаровского края или Амурской области. Кто-то это назовет «естественным» процессом, но с точки зрения национальных интересов - это демографическая катастрофа востока России».

Эта гигантская потеря сложилась из-за естественной убыли населения (сколько людей не пережили рыночных реформ и того хаоса, что за ним последовал - с многомесячными задержками зарплаты, развалом предприятий, потерей работы и крушением иллюзий!), снижения рождаемости и массового переезда «на запад», в более удобные для жизни места, брошенных на окраине страны людей.

Спасло регион то обстоятельство, что далеко не у всех были средства для этого тяжелого марш-броска. Но многие малые города и поселки опустели, некоторые, особенно там, где стояли военные части, до сих пор смотрят пустыми глазницами окон в то тяжелое прошлое. Рассуждения тогдашних высоких чиновников о том, что Дальний Восток можно осваивать вахтовым методом, и большого населения здесь иметь не нужно, хорошо запомнились коренным дальневосточникам. Как и веерные отключения электричества, и многочасовые очереди на бензоколонках, и прочие экстремальные «гонки на выживание». «Разве что дустом нас еще не попробовали…», - горько шутили тогда мои земляки.

И даже 10 лет назад окончательное решение о том, как развивать Дальний Восток, не было принято. Так, в номере «ДК», посвященном Дальневосточному экономическому форуму, который проходил в Хабаровске в октябре 2008 года под эгидой Государственной Думы, бывший губернатор Хабаровского края Виктор ИШАЕВ продолжал бить тревогу: «Если людей здесь не будет, то и развивать нечего…»

И первый акцент на этом направлении, по мнению тогдашнего губернатора, должен быть сделан на существенное улучшение качества жизни на Дальнем Востоке, что позволит закрепить здесь имеющееся население.

Объявлен приоритетом

Теперь похоже, с перспективами народонаселения восточного региона страны власти все-таки определились - стало очевидно, что без людей, уверенных в завтрашнем дне, вряд ли удастся освоить несметные богатства востока России. Мощный импульс развитию дали стройки накануне саммита АТЭС-2012 в приморской столице, последовавшие далее законы о ТОРах и Свободном порте Владивосток, появился «дальневосточный гектар». Более того, президент России Владимир ПУТИН назвал развитие Дальнего Востока национальным приоритетом XXI века.

Но, во многом эти нововведения были ориентированы на «новеньких» дальневосточников, которые приедут сюда с инвестициями или для их освоения. А те, кто «удержал» Дальний Восток в лихие 90-е, найдя выход в челночном и «праворульном» бизнесе, выживая благодаря убогим зачастую шести соткам (в неудобьях, без дорог и электричества), во внимание как-то не принимались. Чиновникам казалось, что за несколько лет можно легко восстановить двухмиллионные потери новыми переселенцами - из Украины, других республик бывшего СССР, наконец, русскими из далекой Латинской Америки…

Однако задержались и осели здесь далеко не все - климат, инфраструктура, «социалка» не оправдали надежды новых переселенцев. Между тем, все меры и заявления по поводу кардинального улучшения жизни дальневосточников слишком тяжело воплощались в жизнь и не смогли остановить набравшую силу волну оттока местного населения.

Из года в год ДФО терял своих жителей. И этот процесс продолжается. Стоит заметить, что более-менее стабильна демографическая ситуация уже не первый год в республике Саха (Якутия). Сахалинской области с 2016 года удалось стабилизировать снижение населения до 0,01% в год. Подтягивается под эту тенденцию Камчатский край.

Впрочем, некоторые эксперты считают, что реальные потери еще больше, поскольку данные учитывают лишь тех, кто снялся с учета в подразделениях МВД. Но многие по тем или иным причинам, не имея на новом месте жилья, пока этого не сделали, оставшись прописанными в ДФО, а значит, Росстат не зафиксировал их перемещения.

Не прибавляют энтузиазма и результаты первого квартала 2018 года, которые можно найти на сайтах региональных органов статистики. Во многих регионах фиксируется естественная убыль населения (смертность превышает рождаемость), а также миграционный отток (выбывших больше прибывших).

Концепция обнадеживает

Похоже, все очевиднее стал вопрос сбережения уже живущих здесь коренных дальневосточников. Оказалось, что нарожать или завезти сюда «новеньких» - не так-то просто. Именно на поддержку тех, кто живет в ДФО, ориентировано большинство положений принятого в июне 2017 года документа - Концепции демографической политики Дальнего Востока на период до 2025 года. В ней предусмотрено существенно улучшить социально-экономическое положение местного населения, включая финансовую поддержку семей с детьми, модернизацию здравоохранения, ориентированного на здоровьесбережение всех, кто живет в регионе, от мала до велика.

Досье «Дальневосточного капитала»: Численность населения в Дальневосточном федеральном округе на 1 января 2016 г. составила 6195 тыс. человек, или 4,2 % численности населения Российской Федерации. Помимо сложных климатических условий в северных районах Дальнего Востока трудности освоения Дальневосточного федерального округа связаны с размером территории, площадь которой составляет 36 % всей территории Российской Федерации, и самой низкой плотностью населения среди всех федеральных округов - 1 человек на 1 кв. км».

Возможно, с учетом имеющегося опыта контрольные показатели народонаселения субъектов ДФО до 2025 года, обозначенные в Концепции (кстати говоря, на довольно скромном уровне), все-таки удастся выполнить. Но, похоже, на пути их реализации уже намечается отставание. По мнению д.э.н., ведущего научного сотрудника Института экономических исследований ДВО РАН Екатерины МОТРИЧ, выполнение Концепции демографического развития Дальнего Востока содержит определенные риски. Об этом неоднократно говорили специалисты на конференциях и форумах, посвященных демографическому развитию ДФО, опираясь на существующую демографическую статистику.

И все же документ не может не обращать на себя пристального внимания тех, кто отдает Дальневосточному региону свои силы, энтузиазм, любовь и надежды на будущее. В нем определены цели, задачи, механизмы и основные направления государственной политики в сфере демографического развития субъектов Федерации, входящих в ДФО.

Досье «Дальневосточного капитала»: 

В соответствии с Концепцией, «для сокращения миграционного оттока постоянного населения с территории Дальнего Востока необходимо:

- обеспечить выявление и исследование факторов, стимулирующих миграционные настроения населения, а также разработать меры по снижению их влияния и закреплению населения на территории Дальнего Востока;

- повысить доступность транспортной инфраструктуры для жителей регионов Дальнего Востока;

- повысить доступность информационной среды (федеральных средств массовой информации, телерадиовещания, информационно-телекоммуникационной сети «Интернет») для жителей Дальнего Востока;

- обеспечить развитие в регионах Дальнего Востока сети структурных подразделений профессиональных образовательных организаций и образовательных организаций высшего образования с возможностью применения электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, в том числе в ведущих государственных университетах.

В Концепции признается, что развитие Дальнего Востока является стратегическим приоритетом России в XXI веке, главным ресурсом этого развития становится человеческий потенциал. Очень важно, что здесь дана объективная характеристика сегодняшнего состояния проблемы. По большому счету, эти факты известны мало-мальски грамотному и читающему дальневосточнику, но хорошо, что они констатированы в столь важном документе как исходные данные, с уровня которых забота о регионе повысится, и социально-экономическое положение его жителей станет неуклонно улучшаться. Наверное, они будут полезны и тем новым чиновникам, далеким от насущных проблем региона, которые придут руководить демографическим и прочими процессами на Дальнем Востоке.

Контрольные миллионы

Документ предусматривает стимулирование роста численности населения до 6,5 млн человек за счет естественного и миграционного прироста, привлечения в регион на постоянное место жительства граждан из других регионов, соотечественников, проживающих за рубежом, квалифицированных иностранных специалистов и молодежи, повышение рождаемости, снижение смертности, увеличение ожидаемой продолжительности жизни до 76 лет.

Предусмотрено, что Концепция будет реализовываться в два этапа. На первом (с 2017 по 2020 годы) планируется реализовать комплекс мер, направленных на улучшение демографической ситуации и стабилизацию численности населения Дальнего Востока на уровне 6,25 млн человек. Второй этап (с 2021 по 2025 годы) будет посвящен действиям по обеспечению естественного и миграционного прироста численности населения региона до обозначенных уже 6,5 млн, а также созданию условий для дальнейшего увеличения численности населения Дальнего Востока до 7 млн человек.

Для осуществления экспертного сопровождения реализации Концепции предусмотрено проведение семинаров, круглых столов и конференций по обмену опытом, в том числе ежегодной конференции «Демографическое развитие Дальнего Востока». Недавно она состоялась на Сахалине - регионе, который смог достичь определенных результатов в улучшении демографической ситуации. На конференции представители Минвостокразвития заявили о наметившихся положительных тенденциях.

Так, суммарный коэффициент рождаемости на Дальнем Востоке (1,858) превышает среднее значение по Российской Федерации (1,762). «На протяжении последних пяти лет наблюдается устойчивая динамика сокращения смертности по основным классам причин (кровообращение, туберкулез, младенческая смертность, от дорожно-транспортных происшествий). Это, прежде всего, отразилось на снижении общего показателя смертности (с 13,1 случая на 1000 населения в 2012 году до 12,6 случаев), а также устойчивом росте продолжительности жизни населения Дальнего Востока (с 67 лет в 2012 году до 69,2 лет)», поделился успехами заместитель министра Минвостокразвития Сергей КАЧАЕВ.

А представитель ВЦИОМ заявила о том, что, по результатам опросов дальневосточников, число тех, кто хотел бы покинуть Дальний Восток, существенно уменьшается. «За последний год мы увидели сокращение доли тех, кто планирует сменить место жительства и уехать за пределы макрорегиона. В 2017 году этот показатель составил 38%. Значимо позитивная динамика наблюдается в Якутии, где доля намеревающихся уехать из своего региона сократилась на 12%. В Приморском крае численность тех, кто планирует уехать из своего региона, сократилась на 9 процентных пунктов», - приводит regnum.ru слова директора по исследованиям ВЦИОМ Елены МИХАЙЛОВОЙ.

Впрочем, этот пассаж вызвал острую дискуссию специалистов. Высказывались мнения, что данные ВЦИОМ и Росстата никак не коррелируют. И даже если согласиться, что положительная тенденция намечается, акцент в приведенной выше цитате все же хочется сделать на первом из упомянутых показателей - 38% опрошенных дальневосточников в 2017 году планировали уехать за пределы региона, а в некоторых регионах этот показатель оказался и того выше (например, в Магаданской области - 61%. См. диаграмму). И некоторые уже успели осуществить эти намерения

«Единственная причина, по которой многие приморцы не уезжают, - им просто не на что уехать», - прокомментировал ситуацию regnum.ru координатор проекта «Центр комплексной поддержки миграционных процессов» Фонда правовой поддержки миграционных процессов Сергей ПУШКАРЕВ. Он также заметил, что в предстоящие 18 лет, согласно прогнозу Примстата, «Приморье потеряет еще 46 148 человек. Это население небольшого города. Прогноз Росстата можно повернуть вспять только одним способом: создать в регионе достойные условия для жизни местного населения. Если совсем просто, то необходимо поднять реальные располагаемые доходы граждан. Ничем другим на Дальнем Востоке население не удержать», считает Сергей Пушкарев.

Рыба ищет, где глубже…

…А человек - где лучше. И с мудростью этой пословицы трудно не согласиться. Наши представления о качестве жизни, будь ты дальневосточник, сибиряк или москвич, по большому счету не очень отличаются. Всем (или почти всем) нужны работа с адекватной зарплатой, жилье, качественное медицинское обслуживание и образование… Как раз с этим на Дальнем Востоке далеко не все в порядке. Об этом можно судить по представленному недавно riarating.ru рейтингу российских регионов по качеству жизни в 2017 году.

Как прокомментировали его составители, «он строился на основе комплексного учета различных показателей, фиксирующих фактическое состояние тех или иных аспектов условий жизни и ситуации в социально-экономической сфере». Учитывались 72 показателя, характеризующих основные аспекты качества жизни в регионе: уровень доходов населения, занятость и рынок труда; жилищные условия, безопасность проживания, демографическая ситуация; экологические и климатические условия, здоровье населения и уровень образования, обеспеченность объектами социальной инфраструктуры, уровень экономического развития, освоенность территории и развитие транспортной инфраструктуры.

К сожалению, ни один из дальневосточных регионов не поднялся в рейтинге субъектов по качеству жизни выше 30-й строчки. Тридцатую занял Хабаровский край. В десятку регионов с самым низким уровнем качества жизни попала Еврейская автономная область (табл. 4).

«Лидерами рейтинга вновь стали наши основные центры притяжения рабочей силы: Москва, Санкт-Петербург и Московская область. Эта тройка возглавляет рейтинг уже в течение многих лет, имея высокие рейтинговые баллы, пока недосягаемые для других регионов. Скорее всего, в ближайшие годы эта ситуация не изменится. Развитость инфраструктуры, высокий уровень развития экономики, социальной сферы вкупе с высоким потенциалом дальнейшего развития позволяет этим регионам надолго закрепиться в топе рейтинга», - говорится в комментарии к рейтинговой таблице.

Не удивительно, что именно в эти регионы и устремляются бывшие дальневосточники, ориентированные на высокое качество жизни. Хотя справедливости ради стоит отметить, что за последнее время в ДФО в целом наблюдается тенденция повышения качества жизни, что отражается в позиции региона в рейтинге, лидерами роста рейтингового балла стали Амурская область и Хабаровский край.

Не будем останавливаться на известных всем проблемах неадекватно дорогого жилья, низкого уровня медицинского обслуживания, ограничениях в возможности дать своим детям хорошее образование и т.д. К сожалению, заработная плата большинства дальневосточников также остается низкой, а цены на товары - существенно выше таковых в центральных, южных и даже сибирских регионах страны. О запредельных тарифах на тепло- и энергоносители не говорил только ленивый. Оплата тепла и горячей воды в зимний период забирает существенную часть месячного дохода. Одно время жители многоквартирных домов в целях экономии просто «отрезали» свое жилье от центрального отопления.

И даже высокий по общероссийским меркам уровень зарплаты, которую получают в северных и ресурсодобывающих регионах ДФО, не обеспечивают населению высокую покупательскую способность, поскольку стоимость буханки хлеба, килограмма свежих помидоров-огурцов или бутылки минеральной воды порой в разы превышает сумму, которую за них платят в Москве или в Краснодаре. Так что на поверку высокая зарплата за работу в экстремальных условиях (с северными или дальневосточными надбавками) оказывается не столь уж высокой, скажем, для большинства дальневосточников она не компенсирует расходов и на отпуск семьи в климатически более благоприятном месте.

Хотя надо признать, что в общероссийском рейтинге регионов по зарплате на первые строчки вышли несколько северных субъектов ДФО по доле работающих с зарплатой выше 100 тыс. рублей (см. табл. 5), но стоит заметить, что в южных регионах ДФО весьма высока доля работающих с зарплатой ниже 10 тыс. рублей, да и соотношение средней зарплаты с прожиточным минимумом, скажем, в ЕАО, не может не тревожить.

К сожалению, как только в том или ином населенном пункте Дальнего Востока начинается реализация какого-нибудь важного и наполненного финансами проекта, вместе с ростом зарплат взмывают вверх цены на жизненно важные продукты. Сегодня с этим «феноменом» столкнулись жители приморского Большого Камня, где реализуется крупный судостроительный проект. По рассказам местных жителей, не попавших на проекты, теперь, чтобы сэкономить, они вынуждены ехать за товарами первой необходимости в другие населенные пункты.

Вот вам и доступность

Сколько ни говорят в последние годы о решении проблемы отдаленности дальневосточного региона, лучше пока не становится. Авиатарифы по-прежнему разделяют жителей гигантской страны на тех, кто может и не может… скажем, показать своим подрастающим детям Красную площадь и развод мостов над Невой.

Не говорю уже о более насущном: отправке ребенка в столичную клинику или детский санаторий на теплом море. Казалось бы, вот оно, нужное решение - субсидированные авиабилеты для молодежи и пенсионеров. Однако, в этом году (нонсенс и большое разочарование дальневосточников!) субсидированные авиабилеты продавали два дня.

Почему так произошло? Ответ на этот вопрос дала заместитель директора департамента инфраструктурных проектов Минвостокразвития Ирина МАКАНОВА на выездном совещании, проведенным комитетами Совета Федерации в думе Чукотского автономного округа, которое было посвящено проблеме транспортной доступности населения всего ДФО. По ее словам, во-первых, денег на льготные билеты было выделено меньше, чем прежде. А во-вторых, в перечень субсидированных дальневосточный маршрутов попали Нарьян-Мар, Горный Алтай и еще девять городов и регионов, не имеющих отношения к ДФО, - минус 427 млн рублей.

Помимо этого, не добавляет оптимизма в решение проблемы транспортной доступности состояние инфраструктуры: устаревшие аэропорты, взлетно-посадочные полосы и авиационный парк компаний, выполняющих рейсы в дальневосточные субъекты.

Только на Чукотке семь из девяти аэропортов нуждаются в срочной реконструкции. А денег нет. Как рассказала Ирина Маканова, «в целом по округу не обеспечен средствами ремонт 34 аэропортов, которые должны были реконструировать еще до нынешнего года. Восстановить финансирование предполагается с 2019 года», сообщает «РГ». Для того чтобы попасть из одного региона ДФО в другой, зачастую нужно лететь в Москву! Парадокс. Но он существует уже много лет. Вот вам и доступность!

Еще одна проблема касается перспектив обновления парка воздушных судов. «До 2025 года Дальнему Востоку для работы на местных линиях потребуется 69 новых самолетов и 48 вертолетов. Как выяснилось в ходе совещания, «финансирование на эти цели по госпрограмме отсутствует». Да и подходящих отечественных машин пока тоже нет…

Озабоченные рентабельностью авиакомпании минимизируют количество прямых рейсов между столицей и центрами субъектов ДФО, поэтому в сезон купить билеты на маршрут Петропавловск-Камчатский - Москва или Владивосток - Москва сложно, если не невозможно. Исключение - тариф «бизнес», этак под 100 тысяч рублей за полет, в лучшем случае, в оба конца.

В результате такой «доступности» на Дальнем Востоке выросло уже не одно поколение молодежи, которое ни разу не бывало в столице. Эти парни и девушки знают, что такое Суйфеньхэ, Фуюань, Хэйхэ, некоторые бывали в Паттайе и на Пхукете (Таиланд), в Сеуле, но никогда не бывали в Москве.

Как рассказал преподаватель искусствоведения ДВФУ, еще пару-тройку лет назад на вопрос первокурсникам - будущим искусствоведам «кто из вас бывал в Третьковской галерее и Эрмитаже?» из 40 человек руку поднимали два-четыре. Остальные не бывали, по причинам той самой «доступности».

И вот когда им все-таки (кому в 18, а кому в 25) судьба улыбается оказаться Москве или Санкт-Петербурге, да еще за символические деньги махнуть куда-нибудь в Прагу, решение возникает быстро и бесповоротно - с Дальнего Востока надо уезжать. Собственно говоря, именно молодежь до 40 и формирует основную массу этой волны оттока.

Кризис доверия

Чего же не хватает дальневосточникам? Проекты на них сыплются, как из рога изобилия, вот теперь, вслед за Крымским мостом, заговорили о строительстве моста на Сахалин. ТОРы, новые угольные терминалы, трубопроводы, судостроительные верфи, сотни, нет десятки тысяч (судя по заявлениям) новых современных рабочих мест… А они идут в кассу за билетом в один конец…

В последнее время думаю об этом непрестанно. Хотя, впрочем, нет, не только в последнее время. Огорчаюсь, когда уезжают за рубеж друзья моих взрослых детей, замолкаю с замиранием сердца, когда они рассказывают про успехи тех, кто уехал. Что нужно для счастья и ощущения полноты жизни тем, кто волею судьбы оказался здесь, на восточной окраине России?

Сформулировать свой ответ на этот больной вопрос, как ни странно, помогло выступление на Петербургском международном экономическом форуме директора-распорядителя Международного валютного фонда Кристин ЛАГАРД. Она говорила о вызовах, которые стоят перед мировым сообществом, о темных «тучах», нависших над мировой экономикой, а также о том, что на пути преодоления трудностей нам не хватает доверия.

«Доверие приходит на коне и уходит пешком». Или наоборот: «Доверие приходит пешком, а уходит на коне», процитировала она бельгийскую пословицу. - «Вы можете долго его строить, но очень быстро, в одночасье, потерять его. И есть проблемы, которые привели к этой эрозии доверия».

Говоря о России, она заметила, что здесь многого за последнее время удалось добиться, но пока «результат еще неудовлетворительный. Вне всякого сомнения, необходимо добиться повышения производительности, диверсификации и отхода от нефтегазовой экономики. Необходимо укрепить инвестиции в здравоохранение, образование, сократить рыночную концентрацию, а также более интегрироваться в мировую экономику». Не правда ли, все это актуально и для Дальневосточного федерального округа (как ни крути - треть территории России). Как и то, что нам не хватает взаимного доверия (имею в виду сложные взаимоотношения федеральной власти и дальневосточного населения) и справедливости в распределении общественных благ.

Не раз видела, как зло напрягается житель какого-нибудь дальневосточного городка, где и тротуаров-то по большому счету нет, когда слышит про проекты модернизации московских улиц и видит, как взрывают еще вполне приличный асфальт ковшами экскаваторов. Понимаю - столица! Но все же, все же, все же… Имеет ли она право на такую яркую иллюминацию (в переносном смысле), когда едва ли не вся страна за Уралом живет (опять же образ) - в сумерках, когда то и дело мы слышим, что на подземный переход, на ремонт обвалившейся лестницы (во Владивостоке с этим проблемы) и прочие жизненно важные объекты - денег нет!

Доверие подорвано и тем обстоятельством, что ранее принимаемые программы развития региона во многом не выполнялись, а вновь назначенные высокие чиновники очень легковесно судили о потомках тех, кто пришел сюда с первыми обозами в XVIII веке и с первыми кораблями Доброфлота в XIX-м, а то и просто смешили местное население своим целеполаганием. Чего стоят заявления одного из них, что дальневосточники не хотят и не любят трудиться, а предпочитают собирать в сезон кедровые орехи, чтобы потом весь год жить безбедно и спокойно. Или цель другого назначенца - одеть всех жителей области в джинсы от Версаче.

В общем, кадровая политика, как говорится, оставляет желать… Дальневосточные «социальные лифты» прекрасно уносят наверх тех, кто успел вовремя заскочить на нужном этаже. А потом дальневосточники слышат от руководителей околовсяческих агентств и технопарков громкие слова про миллиардные инвестиции в сопровождении красивых картинок компьютерных презентаций.

По мнению политолога, эксперта Центра социальных инноваций «Черный куб» Натальи КОЛОМЕЙЦЕВОЙ, приведенному novostivl.ru, огромной мотивацией для оттока населения, кроме экономических факторов, становятся и субъективные причины: «Давайте вспомним, что в последние годы многие начальствующие должности в Приморье и на Дальнем Востоке занимают москвичи. По какой-то неведомой причине наши специалисты в регионе не востребованы. А ведь на Дальнем Востоке проживают не менее амбициозные и образованные люди, чем в центре России, которые также стремятся к карьерному росту. Одним словом, «останешься здесь - карьере конец», поэтому многие наши специалисты уезжают в Москву, становясь, при этом, невольным примером для молодежи. Этот порочный круг надо разрывать, и здесь много зависит от федеральной власти. В частности, пора начинать делать ставку на внутренние кадры и резервы самих дальневосточников».

А нужна ли новая география?

К сожалению, возможно, не в полной мере, но все еще актуальным остается высказывание хабаровского губернатора 10-летней давности, что регионы не участвуют в формировании региональной политики, в определении объектов приоритетного строительства, которые смогут существенно изменить качество жизни здесь и сейчас.

Так, в последнее время вновь всплыл судьбоносный проект мостового перехода на Сахалин. «Строительство моста на Сахалин с материковой части России, которое сейчас активно обсуждается, создаст новую географию мира, изменит мировую логистику, и сейчас это по плечу России, сообщил в эфире телеканала «Россия 24» вице-премьер РФ, полпред президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев. Стоимость проекта в зависимости от выбранного варианта, по разным источникам, от 400 млрд рублей (в ценах 2013 года) до 540,3 млрд рублей без НДС, из них цена моста - 252,8 млрд рублей.

«Почему мы думаем, что он (мост) даст большой толчок развитию? Это практически 500 километров дороги по тайге, где сейчас практически нет ничего. Значит, это новые возможности для освоения новых месторождений полезных ископаемых, для освоения лесных ресурсов и, главное, просто для жизни людей», - сказал Трутнев. Он также добавил, что мост позволит сэкономить миллиарды на транзите грузов на Сахалин.

По его словам, особо важно то, что строительством моста создается новая география мира. «Потому что, если когда-то говорить потом о мосте на Хоккайдо, то, например, Япония может перестать быть островной территорией. Мне кажется, что такие большие изменения логистики мира сейчас по плечу России и очень важны», - подчеркнул Трутнев.

Наверное, этот проект очень важен в геополитическом плане. Но сколько мостов и мостиков по территории всего ДФО стоит сегодня в аварийном состоянии, отрезая в дни паводков села и поселки от большой земли, на которые в бюджетах и программах не нашлось денег! Стоит отъехать от Владивостока, Хабаровска или Благовещенска на пятьдесят-сто километров, чтобы увидеть эти развалюхи и спешно устроенные объезды.

Заметим - 500 километров дороги пройдут по тайге, где «сейчас практически нет ничего». А там, где уже живут люди сегодня, например, в Якутске, по берегам Лены, которая в дни ледохода или половодья становится непреодолимой преградой для жителей пригорода столицы республики, мост все не могут построить. Как и достроить участок железной дороги Томмот - Нижний Бестях, которая должна связать Центральную Якутию с внешним миром. Рельсы начали тянуть еще в 1997 году, но финансирование прекратилось, пишет «РГ». В 2005-м работы возобновились, и в 2013 -м объект должны были сдать в эксплуатацию. Однако доведенная до 95-процентного уровня готовности стройка, на которую потратили более 45 млрд рублей, встала». Подобные примеры могут привести жители и других регионов, где дороги и мосты находятся в плачевном состоянии и годами не восстанавливаются.

Нам могут возразить, что реализация подобных проектов - это хороший подряд для многих строительных организаций региона, новые высокооплачиваемые места и налоги в местные бюджеты. Все это отчасти так, но практика больших строек последних лет показывает, что каждый грандиозный проект порождает волну возбуждения столичного чиновничества и приближенного к нему крупного бизнеса. Получение генерального подряда для региональных строительных организаций почти нереально, в лучшем случае - субподряд, а еще реальнее - субсубподряд с несвоевременным финансированием, как следствие - банковскими кредитами и задержками зарплаты.

Опыт некоторых дальневосточных строительных организаций куда более печален - уголовные дела и длительные сроки домашнего ареста для их генеральных директоров. Причины такого положения «не под запись» строители объясняют просто - не поделились с теми, кто наверху. Стоит ли брать во внимание эту точку зрения, - вопрос, но окончательных судебных решений до сих пор нет. А вот горькое разочарование строителей нового символа Владивостока - моста через бухту «Золотой Рог» - работников приморской «Тихоокеанской мостостроительной компании», есть. Автору этих строк, бывавшему на строящихся опорах моста, впоследствии не раз пришлось слышать что-то вроде грустного вздоха от мостостроителей, оставшихся не у дела, «зря мы пошли на этот объект»… Это - к слову о доверии…

Неоправданные надежды

Кроме того, крупные проекты не дают ожидаемого пополнения в местные бюджеты, труба (будь то нефтяная или газовая), устремляется мимо. Редкая дальневосточная территория может похвастаться газификацией сел и поселков или появлением новых перерабатывающих производств. Так что жители территорий, оказавшихся в эпицентре крупных проектов, все чаще разочарованно пожимают плечами.

Более того, многие успешные региональные компании, по тем или иным причинам становятся уже не региональными - невидимая рука рынка… А вслед за этим идет сокращение социальных программ на местах, ликвидация местных филиалов и превращение их в допофисы (например, в банках), передача всех полномочий на уровень «головы», которая находится в лучшем случае где-нибудь в Новосибирске, а чаще - в столице. Порой и дозвониться в такой бывший филиал невозможно - оптимизация издержек.

Неоднократно приходилось слышать сетования земляков и по поводу «дальневосточного гектара». Напомним, что программа «Дальневосточный гектар» предоставляет право каждому гражданину России на получение земельного участка площадью до 1 га на Дальнем Востоке бесплатно. Она вступила в действие с 1 июня 2016 года - сначала для дальневосточников, а с 1 февраля 2017 года - для всех граждан России. В течение первого года заявителю необходимо определиться с видом использования участка, через три года - задекларировать ход освоения. После 5 лет безвозмездного пользования участок можно получить в собственность или в длительную аренду.

Как сообщается на сайте Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке, в настоящее время от россиян подано более 115 тысяч заявок на получение земли в рамках программы «Дальневосточный гектар». Рассматривается возможность участия в данной программе соотечественников, проживающих за рубежом и решивших переехать на Дальний Восток.

Впрочем, пока успешных примеров освоения дальневосточного гектара не очень много, люди выжидают, в том числе и обещанных властями дорог к местам компактного выделения участков и будущих новых населенных пунктов. И региональные власти обещают - будут дороги, льготный лизинг для техники, квоты на заготовку древесины для строительства домов и прочие «заманухи» в виде грантов, субсидий, возмещений части затрат на банковский процент. Наверное, это очень хорошо…

Не обещают только ничего тем, кто все эти годы имеет дальневосточные шесть соток, так называемые дачные участки, выданные тоже некогда бесплатно - зачастую в неудобьях, на склонах сопок, под линиями электропередачи. В 90-е годы прошлого века именно они помогли выжить многим дальневосточникам. Сегодня, как и 30-40 лет назад, многие из них по-прежнему без электричества и практически без дорог. На подключение этих старых дачных кооперативов к электроснабжению уходят годы. О том, что это стоит немалых денег (опоры, провода, трансформаторная подстанция, проект, монтаж, счетчики) для ставших пенсионерами дачников нет смысла говорить. Но старики продолжают обихаживать эту тяжелую дальневосточную землю без всякой поддержки и задаются вопросом - когда же она придет и к ним, а не только к тем, кто озаботился гектаром.

В то время как на карте региона намечаются новые поселения, старые ветшают, оскудевают и теряют людей. Может, надо все-таки взглянуть и в их сторону? Правда, есть и положительная тенденция - сегодня гектары, например, в Приморье берут в основном сами жители края, причем недалеко от населенных пунктов. Значит, есть перспектива.

Восточные преференции

Предложения экспертов и участников опроса «Дальневосточного капитала» о преференциях для дальневосточников разносторонни и, возможно, эклектичны. Но они отражают мнения тех, кто здесь живет и пока не собирается уезжать, и потому, надеемся, заслуживают внимания.

В их числе, например, увеличение дальневосточных надбавок к заработной плате, но не за счет местных работодателей, для которых и сегодняшний груз этих коэффициентов велик, а за счет бюджета.

Было предложение не распространять закон о «работающих пенсионерах» для регионов Дальнего Востока и крайнего Севера. Подумать о своеобразном квотировании мест для дальневосточных выпускников в региональных вузах и в Дальневосточном федеральном университете. Не секрет, что выпускники школ из глубинки, где порой просто нет преподавателей тех или иных дисциплин, проигрывают по баллам ЕГЭ выпускникам из других регионов. Говорят о реальной доступности для дальневосточников культурного достояния страны.

Часть этих предложений содержится в экспертных мнениях, опубликованных в теме «Дальневосточного капитала». Но, пожалуй, основную их мысль можно выразить двумя словами - доверие и справедливость, в них население востока России, как сегодня говорят ученые, Тихоокеанской России нуждается больше всего.

 

Ирина БАРАННИК.