С шумом и с пылью

Россия может лишиться почти половины перевалки угля
06.07.2017       22:20
Экономика и Бизнес
1643

После того как на прямой линии 15 июня внимание Владимира Путина удалось привлечь к проблеме угольной пыли в портах, депутаты Госдумы предложили решить ее радикально — с ноября запретить открытую перевалку угля в населенных пунктах. Столь резкий шаг удивил бизнес: запрет затронет 23 терминала, переваливающих до половины угля. На рынке полагают, что идея депутатов потребует сотен миллиардов рублей, российский уголь потеряет свои позиции на экспортных рынках, есть также риск массовых увольнений и многомиллиардных потерь для бюджета. Авторы поправок не сдаются, но готовы обсуждать с участниками рынка возможность введения переходного периода.

Глава комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Ольга Тимофеева, ее заместитель Владимир Панов и другие депутаты подготовили проект поправок к законодательству, запрещающих открытую перевалку угля. Согласно документу, на морских терминалах в границах населенных пунктов хранение, обработка и перевалка угля с использованием грузовых складов, конвейерных систем, перегрузочного и прочего оборудования открытого типа будут запрещены уже с 1 ноября. Депутаты объясняют необходимость закона соображениями экологии и охраны здоровья граждан.

Жители дальневосточных городов не раз протестовали против загрязнения атмосферы угольной пылью, с начала года митинги проходили в Ванино, Находке, Советской Гавани. Как сообщал в марте Росприроднадзор, с 2016 года ведомство получило более 80 жалоб граждан и общественных организаций на угольную пыль. Но кульминации скандал достиг только 15 июня, когда на прямую линию с Владимиром Путиным вывели школьника Андрея Боля из Находки, который жаловался на открытую перегрузку угля. Президент пообещал разобраться, а прокуратура и Росприроднадзор начали проверку терминалов.

Вчера началось обсуждение законопроекта в Госдуме на экспертно-консультативном совете, его продолжат через неделю. В отзыве на поправки от правового управления аппарата Госдумы сообщается, что они могут повлечь расходы бюджета, а проект «нуждается в существенной юридическо-технической доработке». Отрицательный отзыв дала и Ассоциация морских торговых портов (АСОП), которая 30 июня сообщала замминистра транспорта Виктору Олерскому, что запрет остановит перевалку на терминалах, строительство которых шло по всем правилам и нормам. За десять лет, по информации участников рынка, перевалка угля в портах выросла втрое, до 136,3 млн тонн (по данным ОАО РЖД, перевозки каменного угля в порты и из портов в 2016 году выросли на 6,6%, до 142,9 млн тонн), созданы терминалы с современными технологиями по устранению пыления, не предусматривающие «полностью герметичного оборудования и крытых складов», пишет АСОП, добавляя, что поправки закроют возможность поставок в страны АТР и Европы, а бюджет недополучит 22 млрд руб.

Владимир Панов отмечает, что запрет на открытую перевалку не нужно понимать буквально: «В законопроекте не идет речь о том, чтобы дробление угля или перевалка осуществлялись только в закрытых помещениях: главная цель — запретить обращение с углем в портах открытым способом». Необходимо учитывать и другую сторону работы портов, говорит он, рабочие места и налоги в местные бюджеты. Поэтому решение относится именно к запрету открытого способа, с тем чтобы проработать имеющиеся механизмы по обращению с углем с участниками отрасли, в том числе переходный период вступления закона в силу, уточняет господин Панов.

Зампред комитета Госдумы по энергетике Дмитрий Исламов считает законопроект «вредным и не дающим результата». По его словам, нужно бороться с пылью современными инновационными методами, обязать предприятия закупать защитные подпорки, экраны и орошающие пушки. «Сегодня перевалкой угля занимаются 23 порта, которые будут закрыты в случае принятия закона, это 60 млн тонн угля,— отмечает депутат.— Чтобы отменить открытую перевалку, нужно около пяти лет и не менее 150 млрд руб. на новые терминалы. Где взять эти деньги?» Закрытые склады, добавляет господин Исламов,— это опасный объект, уголь склонен к самовозгоранию. От радикальных запретов могут пострадать стивидорный бизнес, железная дорога, угольщики, считает он, поясняя, что будут потеряны десятки тысяч рабочих мест, миллиарды рублей налогов и ключевые рынки в странах АТР и Европы. Первый заместитель главы Управляющей портовой компании (Восточный порт в Находке и «Ростерминалуголь» в Усть-Луге) Ирина Ольховская говорит, что исключить выбросы угольной пыли полностью невозможно, но можно минимизировать их за счет новейших технологий. По ее словам, нужен не полный запрет открытой перевалки, а контроль терминалов, которые по проекту не были предназначены для угля.

При переходе на закрытый тип перевалка подорожает на 70–80%, что снизит конкурентоспособность российского угля. «Предлагаемые поправки — популистские. Полностью закрытых угольных терминалов в РФ нет, есть частично закрытые, но и там ведут открытые технологические операции с углем». Поправки заведут десятки миллионов тонн экспортного угля в юридический капкан, считает он. «Если мы хотим остановить порты, этим мы их остановим,— добавляет собеседник  — Но последствия будут плачевны: уголь — основной груз для портов Дальнего Востока, и РФ потеряет значительную долю рынка АТР». «Возможно, авторы проекта предполагают загрузить порты Украины и Прибалтики, которые переваливали уголь из РФ ранее? — замечает еще один источник. — Стивидоры и угольщики на два-три года лишатся объемов перевалки и добычи, потери будут и у ОАО РЖД». Он выразил надежду, что «депутаты хотят найти наилучшее решение, а не просто нанести ущерб экономике страны».

 

Анастасия Веденеева, Наталья Скорлыгина

comments powered by HyperComments