Военным и гражданским властям на Дальнем Востоке нужно сесть за стол переговоров

В «ЛГ» (№ 15, 2017) вышла статья В. Марьясина «Какой будет Советская Гавань? », затем редакция опубликовала ответ на неё начальника штаба Тихоокеанского флота адмирала Игоря Осипова (№ 23, 2017) «Корабли могут вернуться». Но вопросы остаются. Продолжаем разговор.
27.09.2017       19:15
Новости населенных пунктов
561

В «ЛГ» (№ 15, 2017) вышла статья В. Марьясина «Какой будет Советская Гавань? », затем редакция опубликовала ответ на неё начальника штаба Тихоокеанского флота адмирала Игоря Осипова (№ 23, 2017) «Корабли могут вернуться». Но вопросы остаются. Продолжаем разговор.

Одной из причин того, что русский люд Советско-Гаванского района в Хабаровском крае ежегодно сокращается на 1,5–2%, является, по мнению районного главы Юрия Бухрякова, невозможность заниматься хозяйственной деятельностью на принадлежащих военному ведомству советско-гаванских землях. Большая их часть пустует свыше 20 лет.

Как, например, в посёлке Заветы Ильича, где в советское время располагалась одна из крупнейших баз Тихоокеанского флота. Сейчас там ни кораблей, ни реального производства, только магазины и кое-какие услуги. Хотя рядом море, бухты и БАМ с тысячами возможностей. Единственный, кто смог заякориться за пустые военные земли, предприниматель Павел Антонович Марченко.

У него – автозаправка, несколько цехов, офисный центр и около шестидесяти работников. Было бы в разы больше, если бы эти объекты не рассматривались военными чиновниками в качестве незаконного самостроя. Хотя Марченко давно и исправно платит аренду военному ведомству, только на днях, после восьмилетней тяжбы, ему удалось через суд добиться права на их легализацию в Госреестре.

До открытия своего дела Марченко более 10 лет безупречно отслужил мичманом-гидроакустиком атомной подлодки, в составе её экипажа неоднократно выходил на боевые задания. После обвального сокращения флота, в 1993-м вышел в запас и создал своё предприятие. Сказалась трудовая юношеская закалка в многодетной крестьянской семье.

Марченко показывает мне посёлок: «В 80-е он представлял собой один большой гарнизон. Тут стояла база дизельных и атомных подлодок, а на Северном причале – бригада больших и малых противолодочных кораблей. Помимо боевой подготовки, моряки в Заветах жили культурной насыщенной жизнью. Местный Дом офицеров славился сильной труппой драмтеатра Тихоокеанского флота.

Делаем возле него остановку. После долгого прозябания он стал Домом культуры, приводится в должный порядок. Свою лепту вносят Марченко и другой местный предприниматель Иван Дыба, в прошлом тоже военный моряк. Перед ДК они вместе установили рубку от дизельной подлодки проекта 641, Марченко добавил к ней два истребителя из закрытых авиаполков – для предметного воспитания молодёжи.

Недалеко от ДК один из корабельных в прошлом причалов, от которого уцелело одно название: сваи ржавеют, насыпь уходит в море, причальная стенка разрушена. Таких неиспользуемых и разваливающихся пирсов в ведении Минобороны здесь более двадцати.

Как бывалый моряк, Марченко объясняет, что эта часть Советско-Гаванского залива с её уникальными глубинами – великолепная запасная стратегическая площадка для подлодок. Вместе с тем, как рачительный хозяин, он понимает, какую пользу населению и бюджету может дать хозяйственный оборот хотя бы части этой земли и воды. Причём без ущерба для военных, ведь в случае какой-то опасности восстановленные бизнесом причалы военный флот может немедленно или с минимальной доводкой использовать для своих целей. Тем более что есть Указ президента, который позволяет изымать земельные участки для нужд обороны. Остаётся только гадать, из чего исходят в Минобороны, не давая согласия местным депутатам на перевод этой земли в статус промышленной зоны.

– Если раньше четверть земель посёлка числилась за военными, – присоединяется к разговору глава Заветов Лариса Владимировна Гормакова, – то с 22 января вся наша территория закрашена в запретную зону департаментом имущества МО. Теперь запрещено строительство любых капитальных сооружений и выделение «дальневосточных гектаров». Один крупный инвестор, который давал поселковому бюджету по 2 миллиона в год за аренду участка, где планировал экологически чистую перевалку грузов, недавно сообщил, что уходит, ведь строить теперь ничего нельзя. Из других инвесторов тоже почти никого не осталось.

– И что же дальше?

– Когда у посёлка нет перспектив, он деградирует. У нас 209 строений, 64 из них – изношенные многоквартирные дома советской постройки, остальные – развалины военных объектов. Вести реконструкцию котельной или строить новый дом нельзя, создавать хозяйства для производства качественных продуктов и аквакультуры – тоже нельзя. Сейчас мы – спальный район Ванино. Нам нужно модернизировать ЖКХ, строить жильё, а мы по рукам и ногам связаны. Без рабочих мест нет бюджета, а без него невозможно заниматься благоустройством и решением социальных вопросов. Мы любим флот, и если военных моряков станет тут больше, будем только рады. Наше развитие – не помеха возвращению флота, поскольку ему лучше возвращаться на живую инфраструктуру. А если флот не вернётся, при развитой экономике посёлок будет жить и расти.

– Что предлагаете в связи с этим?

– Надо снять с Заветов статус запретной зоны. А чтобы люди не уезжали, был прирост русских, просим часть бесхозных причалов и земель посёлка пустить в хозяйственный оборот. Глубоководный сектор залива оставить в военном резерве, а более мелкий шельф отдать отечественным инвесторам и, например, под туризм. Детвора у нас увлечена парусным спортом, одна частная фирма готова закупить мобильный яхт-клуб, если откроется доступ к пирсам. Почему только по телевидению наши ребята могут любоваться праздником «Алые паруса» в Петербурге? У нас такие великолепные бухты, что они буквально напрашиваются на проведение международных регат – будет ничуть не хуже, чем в Сан-Тропе или Владивостоке. Кстати, есть мировой опыт, когда в портовых центрах гражданская экономика располагается рядом с военными базами. У нас же свободного места гораздо больше и проблемы хозяйственного развития можно решать успешно. Разумеется, всё согласовывая с военными. Мы готовы к предметному диалогу.

…Уезжая, почему-то вспомнил советский лозунг о единстве народа и армии. Гармонизация социально-экономических и оборонных целей предполагает учёт местных нюансов и государственную поддержку отставных военных при их обустройстве в отдалённых районах. 

В Российской империи отставникам, подобным Марченко, выделялись земельные наделы возле границы, и они становились её надёжной опорой. Новая запретная военная зона в Советско-Гаванском и Ванинском районах заметно увеличила площади неиспользуемых земель и не даёт местным жителям никаких стимулов. 

В границы этих зон в Ванинском районе полностью вошло село Монгохто, частично Датта и посёлок Октябрьский; в Советско-Гаванском районе – весь посёлок Заветы Ильича и почти 80% Майского. А также несколько тысяч гектаров на территории между посёлками. Всё это препятствует реализации Федерального закона № 119 о дальневосточном гектаре и преимуществ свободного порта.

Как считают местные руководители, государство всегда может мобилизовать сильную экономику для нужд обороны с опорой на патриотизм местных жителей. Привлечь же недовольное убывающее население запретной зоны гораздо труднее. Не пора ли ради той самой гармонии интересов представителям военно-морского командования и гражданскому руководству сесть за круглый стол для выработки конструктивного компромисса?

Виктор Марьясин, «Литературная газета»

comments powered by HyperComments