По пути из Гроссевичей в Совгавань

Из путевого блокнота хабаровского фотокорреспондента Сергея Балбашова
14.01.2018       20:29
Выбор Редактора
1120

Как-то осенью я провел какое-то время с Саввой - это местный егерь, который сопровождал меня по реке Коппи в Хабаровском крае. И услышал от него много интересных историй. Да и сам кое что видел своими глазами...  

Сплавились мы тогда по реке Коппи успешно, и у меня оставалась целая неделя командировочных. И тут егерь уговорил помочь перегнать ему моторную лодку «Прогресс» из поселка Гроссевичи в город Советская Гавань. На зиму не хотел оставлять её без присмотра… 

Гроссевичи 

…Так вот, минут через сорок высадила нас «вертушка» на галечной косе Татарского пролива. Здесь, в двухстах километрах к югу от Советской Гавани, - есть точка на карте - поселок Гроссевичи. 

В сороковых годах ХХ века, на месте бывшего ороченского поселения, русские построили добротные дома, школу, магазины, медпункт, аэродром. Во время Великой Отечественной Войны здесь проживало более тысячи человек.

На нерест в устье реки Ботчи, в этих местах, устремлялись тысячные косяки горбуши и кеты. Белорыбицы тоже хватало. Поселенцы промышляли рыбалкой, охотой, заготавливал древесину, дикоросы. Это и определило место выбора их поселения, «все для фронта, все для победы!» По нашему хабаровскому побережью почти все рыболовецкие поселки работали на фронт. 

Время почти стерло постройки некогда крупного военного поселения. Правда, осталось несколько полуразрушенных амбаров бывшей рыбобазы и домик линейного монтера, обслуживающего, по нынешний день, проволочную линию, идущую вдоль всего побережья то ли из города, то ли во Владивосток. Во время путины из Советской Гавани приезжают на промысел рыбаки со всего мира. 

…Стоит середина октября, погода отличная. На опушках цветут одуванчики. Ленивая морская волна слегка накатывает на берег. Все это как-то не вязалось с тем, что через неделю придут холода и начнется долгожданная зима. Но природа, в очередной раз, после полудрёма, обманутая теплом, ожила. И тому виновато море. Оно, словно вобрало в себя все тепло лета и сейчас щедро расточало его. 

В тот год на нерест пришло много лосося. На тёрках всюду видны снулые рыбины. Есть еще чуть живые - это самцы. Нехотя шевеля плавниками, они напоминают замшелых уродливых чудовищ. Своим видом и мощными челюстями с острыми зубами, отпугивают от родовых холмов (тёрок) непрошеных гостей. 

Под грудой камней - оплодотворенная икра - будущее потомство. Погибшие родители будут лежать рядом с тёрками до самой весны, что бы разложившись, стать пищей, для своего потомства... 
 
Вечер. Из воды вынырнула большая луна. Она низко висит над проливом. Световая дорожка от нее, тоскливо бежит вместе с волной к берегу. 

...Сижу на валежине, наслаждаюсь тишиной и морским запахом позднего вечера. Слух улавливает хруст голышей. Боковым зрением выхватываю нечто… Волосы на голове, потихоньку шевелятся... 

«Привидением» оказалась жена пэвэошного лейтенанта. Это она, в белесой ночной рубахе, собирала плавник. 

Супруг постоянно находится на службе, вот и приходилось молодой женщине каждодневно собирать плавник, чтобы в старенькой хатке поддерживать тепло. 

Кстати, она перепугалась больше моего. Сначала она приняла меня за медведя, которых в этих местах и сейчас довольно много, потом чужак на берегу сказал что-то по-русски и напряжение спало. 

Точка ПВО - это было небольшое подразделение, расположенной на вершине горы. Военные охраняли водные рубежи Тихого океана, на радарах - граница рядом. Локаторы постоянно высвечивали воздушные цели. Их много, но у всех свои курсы. Было время, когда граница систематически нарушалась. После инцидента со сбитым южнокорейским «Боингом» в 1983-м, стало спокойнее. Проверяли нашу боевую готовность еще разок, запустив в наши воды разведывательной воздушный шар. Но назад его не выпустили... 

В части удивляло все: от быта солдат, до их выучки. На территории по-домашнему чисто и уютно. Солдаты под козырек заступают в наряды по охране государственной границы. Омрачала здешние места лишь случившаяся 7 декабря 1995 года трагедия с самолетом Ту-154. Помните, когда он вылетел с Сахалина и, потеряв балансировку, врезался в сихотэ-алиньскую гору Бо-Джауса, в 50 км от Гроссевичи... 

Авиакатастрофа произошла в зоне ответственности этой части. На следующий день место падения лайнера с указанной точкой лежало на столах высокого московского начальства. Об этом писал в своем материале собкор газеты «Известия» Борис Резник. 

Но информацию эту, якобы, положили под сукно, все равно людям уже ничем не поможешь, а вот отработать под эту катастрофу кое-какие военные задачи можно, тем более что средства на поиски были выделены немалые. Вот и искали долго... Это одна из версий, которые я тогда слышал. Сейчас трудно говорить, как там было на самом деле и почему столько времени поисков прошло. Может и объективные обстоятельства. Но после этого, точку ПВО расформировали, может стечение обстоятельств, может что-то другое?.. 

В этом же районе организован государственный заповедник «Бочинский». Десять лет на его территории, уютно себя чувствовали дикие звери. Этих местах появились даже тигры, переселенцы из южных районов края, да так и остались на постоянное место жительства. 

Это был край непуганых зверей. Медведи, благородные олени, сихотэ-алиньские лоси, кабаны, кабарга. Все видел своими глазами, как в каком-нибудь совхозном загоне, было даже скучновато от увиденного. Весь этот животный мир органично вписывались в нетронутую труднодоступную тайгу... Но вышли к границам заповедника лесозаготовительные предприятия различных форм собственности из двух районов, и, начались пожары... 

Бушует огонь и в заповедном месте. Говорят, природа сама виновата, сухие грозы посещают эти места, они и являются истинными виновниками. Но как-то верится с трудом, до этого ведь тайга не горела?!.. 

По морю-океану 

Командир подразделения ПВО дал команду, и нас заправили гэсээмом. Путешествие по морю началось без всяких проблем. Море, как жидкое сало, медленно ворочалось в крутобоких берегах. 

Солнце, тишина, настроение отличное, на воде всюду птицы, таких даже не видел. Берега облюбовали нерпы, они неожиданно появлялись прямо по курсу, приходилось сбавлять ход. На небольшой глубине царство водорослей, морской капусты, ежей, мелькают серебром стайки мелкой рыбешки. Мой егерь - проводник - человек интереснейший, я бы сказал даже «безбашенный», но об этом ниже. 

На четвертый день нашего путешествия, с ночи, разразилась непогода. Правда, мы были недалеко уже от Совгавани, примерно в 40 километрах, есть там на побережье, так называемое 44-е озеро. Там и решено было заночевать. 

Откуда-то пришли рыбаки, видимо нарушители. Предлагали выпить, ну а поутру на машине добраться до Советской Гавани. Савва с ревностью следил за моими переговорами, ему одному не хотелось идти по морю... Стуча зубами от холода и нервного озноба, мы выясняли кто с кем поедет. 

А мне потом вспомнился страх Саввы. Помните, 23 ноября 1989 года, когда в северной части этого пролива разыгралась настоящая, страшная трагедия. ТАСС сообщал, что на авиабазу Тихоокеанского флота не вернулся ракетоносец Ту-22. Я знал, весь экипаж в лицо. Полгода назад брал у них интервью. Отдав им свой фотоаппарат, летчики сделали прекрасные снимки в воздухе летящих на боевом курсе ракетоносцев... 

Перед глазами и сейчас стоит умное и очень симпатичное лицо Сергея Мавродиева. Вспомнилось, что тогда, перед полетом, летчики наотрез отказались фотографироваться, ссылаясь на нехорошую примету. Зная их приметы, я и не настаивал... 

Егерь 

Савва хорошо знал свой прибрежный участок. В его владениях находилась военно-морская точка. Во главе с мичманом было десять матросов, они постоянно следили за морем. 

Савва наезжал к матросам и с удовольствием потреблял самогонку, как почитаемый гость. В это время, вертушка доставила на точку мичмана и молодого врача, чтобы провести профилактику у матросов. К вечеру, мужики разгоряченные зельем начали перед девушкой набивать себе цену. 

Мичман сгоряча, сказанул, мол, какой ты егерь, если стрелять метко не можешь. И тут началось. Сговорились, стрелять с расстояния в 50 шагов. Егерь должен попасть в кокарду мичмана, и не просто в кокарду, а в саму звездочку. Сказано, сделано. 

Отсчитали положенные метры. 

Савва рассказывает, натянул я мичману шапку так, чтобы пуля не задела череп и поставил его к дереву. Стрелял из мелкокалиберной винтовки. Прицелился, и вдруг, в последний момент, видит: мичман опускает голову, меняя угол стрельбы, а курок уже пошел на себя… 

…Мичман плавно опустился на колени. 

Савва подошел, посмотрел. Убил человека! Пуля точно в звездочку вошла. Приставил винтовку к дереву. И тут, мичман легко вздохнул. Живой!.. 

Над морем летел вертолет, его чудом посадили и доставили чуть живого мичмана в госпиталь поселок «Заветы Ильича». Был суд. Мичман взял вину на себя, признав, что это он спровоцировал стрельбу. Что было правдой. Но дурость-то была егеря, и дали ему два года условно. Сжалились судьи над ним, егерь претендовал на звание отца героя. Да и куда его было садить, когда в Советской Гавани и Ванино и так колонии. 

Такие грустные, а порой и курьезные, в общем, житейские истории я и насобирал по дороге с егерем Саввой. 

Сергей Балбашов, Хабаровск. Фото автора.

Комментарии (0)